15  июня  исполнилось  105 лет со дня рождения Геннадия Габайдуллина. Он был одним из четырёх Героев Советского Союза, удостоенных этого звания за мужество и героизм, проявленные в боях под Ржевом.


УНИКАЛЬНАЯ БОЕВАЯ МАШИНА

За период войны в Красной Армии было создано более пятисот отдельных дивизионов полевой реактивной артиллерии – «катюш». Подобные установки стоили меньше, чем полноценное артиллерийское орудие, но при этом могли буквально за несколько секунд нанести по противнику смертельный удар. Советские инженеры достигли баланса между огневой мощью, мобильностью, точностью и экономической эффективностью в создании этой системы, что и сделало её всемирно известной.

Половина названных дивизионов обрушилась на врага всей своей мощью в Берлинской наступательной операции. Но в первую фронтовую зиму «катюши» были ещё наперечёт, и о таких установках мечтали не только командиры дивизий, но даже командующие армиями. Поэтому включение 24-го отдельного дивизиона гвардейских миномётов в состав 29-й армии её командующий генерал-майор Василий Швецов расценил как большую удачу и использовал «катюши» на самых важных участках фронта.

\

29-Я АРМИЯ: «О ТОМ, КАК ПОД РЖЕВОМ…»

Сформированная в июле 1941 года 29-я армия была включена в состав фронта резервных армий и выполняла задачу по подготовке обороны на рубеже Старая Русса-Демянск-Осташков-Селижарово, затем в составе Западного фронта участвовала в Смоленском сражении, вела оборонительные бои южнее Торопца. Под ударами превосходящих сил противника она была вынуждена отходить и к 10 октября заняла оборону на левом берегу Волги, на участке Ржев-Старица. В составе войск Калининского фронта 29-я участвовала в одноимённой оборонительной и наступательной операциях, 16 декабря во взаимодействии с соединениями 31-й армии освободив Калинин.

С 8 января по 31 марта 1942-го 29-я принимала участие в первой Ржевско-Вяземской наступательной операции Западного и Калининского фронтов. В начале февраля в результате сильных фланговых контрударов врага она оказалась отсечена от главных сил Калининского фронта и с напряжёнными боями вырывалась из окружения. Первая Ржевско-Вяземская операция – одна из самых кровопролитных за всю историю войны: за 4 месяца боёв только по официальным данным погибли около 300 тысяч бойцов. Это во многом стало результатом реализации гибельной идеи Сталина наступать на всех фронтах, не подкреплённой необходимыми ресурсами. В конечном итоге стратегическая инициатива была утрачена, а контрнаступление под Москвой – сорвано.

Потери под Ржевом оказались грандиозными. Немцы отбили наши атаки на Вязьму и нанесли сильные контрудары по коммуникациям выдвинувшихся вперёд 33-й, 39-й и 29-й армий. К середине апреля 33-я фактически перестала существовать, а 20 апреля наши войска получили приказ о переходе к обороне на рубеже Ржев-Гжатск-Киров-Жиздра. Но в январе-феврале перспективы нашего наступления выглядели ещё вполне обнадёживающими. Именно в этот период совершил свой подвиг на Ржевской земле командир отделения разведки 24-го отдельного дивизиона гвардейских миномётов 29-й армии гвардии сержант Геннадий Габайдуллин.

\

В НАЧАЛЕ ПУТИ

Геннадий родился 15 июня 1914 года в татарской деревне Токаево, в возрасте 17 лет приехал в Нижний Новгород и устроился работать турбинщиком на Балахнинскую электростанцию, затем стал рабочим Горьковского автозавода. Срочную службу он проходил на Дальнем Востоке, а после увольнения в запас вернулся на автозавод — командиром взвода охраны. В августе 1941-го Габайдуллин добровольцем ушёл на фронт. Командир взвода охраны мирного завода на фронте стал командиром отделения разведчиков, которое должно было исключить возможность захвата фашистами нашего секретного оружия – «катюш».

Но на фронте всего не предусмотришь, и в феврале 1942 года, когда части 29-й армии, в том числе 24-й дивизион гвардейских миномётов, попали в окружение, возникла реальная угроза пленения. Несколько групп разведчиков, пытавшиеся найти слабые места в сомкнувшемся вражеском кольце, возвращаясь к своим, либо натыкались на плотный огонь противника, либо погибали. Группа Габайдуллина оставалась для дивизиона последней надеждой на получение обнадёживающей информации.  Семеро разведчиков после долгих ночных поисков нашли слабое место на стыке двух немецких батальонов, охраняемое небольшой группой автоматчиков. На клочке бумаги командир набросал схему местности, и группа двинулась в обратный путь. Но наткнулась на засаду.

\

ХРОНИКИ ПОДВИГА

О дальнейших событиях рассказывает текст представления сержанта Габайдуллина к званию Героя Советского Союза, подписанный командующим гвардейскими миномётными частями Ставки Верховного главнокомандования генерал-майором артиллерии Аброненковым и членом Военного совета Гайдуковым: «7 февраля 1942 года, не обращая внимания на ураганный огонь противника, командир пулемётного отделения товарищ Габайдуллин подпустил фашистов на 150 метров, открыл огонь… После вторичного ранения товарищ Габайдуллин перескочил на соседний окоп убитого товарища и продолжал расстреливать фашистов в упор. Немецкий офицер, подошедший к нему вплотную и намеревавшийся взять его живым в плен, был огнём пулемёта перерезан. Будучи в третий раз ранен (в голову), товарищ Габайдуллин продолжал вести огонь до тех пор, пока не обратил фашистов в бегство».

12345 (Пока оценок нет)
Загрузка...