Наш собеседник сегодня – директор Ефимовской СОШ Ржевского района Елена КОНОВА.

ИЗ МЕГАПОЛИСА – В ДЕРЕВНЮ

– Елена Вячеславовна, вы покинули столицу 18 лет назад и поселились в д. Деньгино Ржевского района. Но тогда это ещё не было так модно, как сейчас, – переселяться из города на землю. Легко ли быть первопроходцем?
– Тогда мы об этом даже не задумывались! Нам с супругом, а он – военный в отставке, просто хотелось, чтобы наши дети росли на природе, в экологически чистой среде, поэтому приняли решение купить в Ржевском районе дом под дачу. Поначалу не планировали переезжать сюда на постоянное жительство, но нам здесь очень понравилось. Со временем продали квартиру в Москве, прописались в своей деревне, где завели небольшое приусадебное хозяйство. 
Сегодня люди из регионов едут в Москву, чтобы заработать деньги. Сама была в подобной ситуации, когда после окончания института приехала в столицу и устроилась на работу в совместную российско-американскую компанию переводчиком, благо образование позволяло. Но уже через год вернулась на родину, в Курск. 
Москва – не для всех, хотя кто-то действительно привыкает к темпу столичной жизни. Лично я, кроме своей работы, больше ничего не видела. Творческой жизни как таковой там нет, особенно если человек много работает. На это реально не хватает времени. Люди находятся в постоянной суете, сами себе не принадлежат, зарабатывают деньги.
– Да, деньги сегодня – абсолютный приоритет…
– Денег должно быть достаточно, чтобы безбедно существовать, но у каждого своё понятие меры. Мне кажется, большие деньги всё-таки портят человека – происходит трансформация жизненных приоритетов.
– Бедные люди переживают ещё большую трансформацию своего внутреннего мира и явно не в лучшую сторону. Не согласны?
– Всё зависит от самого человека. Лично я в любой непростой ситуации вспоминаю сказку про двух лягушек из старой школьной программы по чтению. И детям её рассказываю: можно сложить руки и погибнуть, а можно «барахтаться» и чего-то в жизни добиться.
\
КТО В ПРИОРИТЕТЕ?
– Елена Вячеславовна, люди по-прежнему склонны думать, что им все должны? У нас же столько времени государство носило патерналистский характер…
– Конечно, государство должно заботиться о своих гражданах. Например, меня как многодетную мать очень удивляет отношение к многодетным семьям…
– Но ведь на государственном уровне говорят, что многодетные семьи – это так здорово!
– Да, но по сути никакой помощи мы не получаем. В законе о многодетных семьях, который был принят ещё в 90-е, для нас прописана масса преференций. И если реально можно было бы жить по этому закону, – уверяю, все семьи сразу захотели бы стать многодетными! А по факту – закон не работает. Например, там сказано, что многодетные семьи имеют право на беспроцентный кредит. Но когда мы стали выяснять этот вопрос в банках, нам говорили: «Вы, наверное, с ума сошли? Кто же будет работать себе в убыток?». 
Бесплатные лекарства для многодетных в аптеках – это только йод, зелёнка – ну, может быть, ещё аспирин. Выделение земельных участков под ИЖС для многодетных семей давно прописано в законе, но решение вопроса оставили на усмотрение субъектов Федерации. Только в Ивановской области участки реально предоставили, а в других регионах – нет. Лишь когда проблема вышла на федеральный уровень, и президент сказал, что это – безобразие, процесс выделения земли многодетным начался повсеместно.
Как многодетная мать я сейчас получаю 1300 рублей в месяц. На ребёнка до полутора лет выплачивается неплохая сумма, до 3 лет – она значительно уменьшается, а с 3 до 18 лет выплачивают по 200 рублей в месяц. Хотя, скажем, на человека, отбывающего наказание в виде лишения свободы, государство тратит 200 рублей в день. Вопрос: и кто же у государства в приоритете?
Тот же материнский капитал нельзя использовать на свои нужды. Вроде бы они есть, эти деньги, но потратить их по своему усмотрению невозможно. Хотя сколько было случаев, когда семья оказывалась не в состоянии оплатить долги по коммунальным платежам! 
Кстати, новая редакция закона о многодетных семьях была представлена в Госдуме ещё лет 10 назад. Это весьма хороший проект, который предусматривает, например, пенсионный стаж, ведь многодетная мать работает на государство, воспитывая для него новых граждан. Первое чтение законопроект прошёл, но потом его задвинули в «долгий ящик». Пару раз дозванивалась на «прямую линию» с президентом Путиным, задавала вопрос о поддержке многодетных семей. Правда, его не озвучивали – может быть, это непопулярная тема?
– Интересно, а как же раньше люди жили? Ведь практически все семьи были многодетными…
– Раньше у людей было меньше потребностей, хотя если сопоставить цены и зарплаты, – в процентном соотношении их уже не сравнить. Да, прежде не было таких трат – например, на гаджеты.
\
РОСКОШЬ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ОБЩЕНИЯ
– Сейчас уже считается, что гаджеты – это привилегия бедных. Богатые люди ценят общения офлайн, гаждеты для них – как фастфуд. В современном мире в дефиците человеческое общение, и сами создатели «Кремниевой долины» предпочитают, чтобы их дети учились без использования цифровых технологий.
– Согласна: внедрение цифровых технологий ухудшает качество образования. Дети вообще перестают читать большие тексты, для них сейчас лишь учебник является печатной книгой. У моих знакомых ребёнку 3 года, а родители уже купили ему планшет – потому что в детском саду требуют. Используя гаджет, дети играют в развивающие игры. Хотя что может быть лучше традиционных кубиков или конструктора, развивающих мелкую моторику?
Раньше, когда практиковалось живое общение с детьми, они реально лучше развивались, были более позитивными. А современные – становятся всё более агрессивными, нервными, у многих пропадает привычка учиться в правильном понимании этого слова. Например, в «доцифровую эпоху», когда нужно было сделать реферат, мы шли в читальный зал библиотеки, обкладывались книгами и писали его самостоятельно. Сейчас достаточно найти нужную тему в интернете, скопировать текст и распечатать, даже не прочитав его. Раньше реферат давали по одному предмету один раз в четверть, а сейчас требуют по каждому и регулярно. Куда же деваться бедным детям?
\
ЧИНОВНИК – ГЛАВНЫЙ В СИСТЕМЕ ОБРАЗОВАНИЯ
– Интересно: как же вы стали директором школы?
– Мы живём в семи километрах от д. Парихино, где располагается Ефимовская школа. А её директором я стала, в общем-то, совершенно случайно – три года назад.
– Говорят, случайностей в жизни не бывает, случай – это лишь псевдоним Бога…
– Возможно, всё дело в том, что наши дети находились на семейном обучении. Старших учила дома до 6-го класса, младшего – до 3-го. Дети приезжали в Ефимовскую школу, писали итоговые контрольные. Учились они хорошо, и возможностями домашнего обучения заинтересовался Алексей Макурин, начальник отдела образования Ржевского района. И когда я, наконец, решила выйти на работу, Алексей Владиленович предложил мне попробовать себя в роли директора школы. Ну, я и согласилась.
– Елена Вячеславовна, какой смысл у образования, если воспитательные моменты пропадают, а интеллект не развивается? Вообще, взрослые представляют те реалии, в которых придётся жить их детям?
– Думаю, этого никто сегодня не знает. В нашей школе классы маленькие, все дети на виду, с каждым учителя стараются работать индивидуально. Но даже у нас возникают трудности! Многие из ребят считают, что должны учиться для кого-то, и очень редко встречается ребёнок, который понимает: учится он исключительно для себя самого. Родителям в силу занятости некогда с детьми разговаривать о жизни, а у педагогов иные приоритеты – нас настолько завалили бумагами, что лишний раз дойти до ребёнка некогда. Хотя в школе именно работа с детьми должна находиться в приоритете. Но чиновники от образования, кажется, даже не осознают, зачем всё это делают…
– Сегодня школа – лишь верхушка образовательного айсберга, а учитель – незначительный винтик в этом огромном механизме. От учителя, директора школы мало что зависит, – все основные решения принимаются в отделах, департаментах, министерствах. Чиновник от образования становится главной фигурой в школе?
– Директорский стол буквально завален бумагами – урывками между работой с ними убегаю к детям на уроки. Стараюсь по максимуму учителей освобождать от бумаг, но не всегда получается.
– Образовательная система не поддаётся корректировке?
– Процесс обучения кардинально стал меняться с введением ЕГЭ. В результате от классической школы мы отошли, восприняв систему тестирования, которая, к сожалению, не даёт того результата, который должны получать дети, выпускаясь из школы. Напомню: советская школа в своё время была признана лучшей в мире; и Америка, и Европа многое почерпнули из системы образования СССР. В 60-70 годы прошлого века недаром пришли к однозначному выводу: западное образование во многом проигрывает советскому. К сожалению, в 90-е годы мы взяли на вооружение американскую систему обучения, хотя даже в Европе она не используется…
– Елена Вячеславовна, у вас же совсем свежие впечатления на сей счёт – в составе ржевской делегации вы неделю провели в Германии, в немецком побратиме Гютерсло.
– Конечно, воспользовалась представившейся возможностью оценить немецкую систему образования – посетила уроки в гимназии Гютерсло. Там иной подход – учителя с бумагами практически не имеют дела, там нет такой бюрократии. Я жила в семье немецких учителей, и очень удивилась, не обнаружив у них подобной озабоченности. Они свободно себя чувствуют: ни разу не видела, чтобы дома учитель сидел за компьютером, готовясь к урокам, или писал отчёты. Вернувшись в 16 часов домой, они забывают о работе до следующего утра.
\
О ПАТРИОТАХ И ПАЦИФИСТАХ
– Когда общались с немецкими коллегами, они не удивлялись российской системе образования? Может быть, не случайно многие европейцы считают, что Россия – загадочная страна, с которой сложно иметь дело?
– Да, удивляются и многого не понимают. Действительно, стереотипы о России крайне живучи. Первый раз столкнулась с подобным явлением, когда ещё работала в Москве. Одна из наших сотрудниц приехала в Россию, поскольку у неё был русский жених, и она решила познакомиться с семьёй молодого человека, российским образом жизни в целом. Когда собиралась в Россию, родные и знакомые единодушно отговаривали её от этой поездки: «Зачем ты едешь в эту страну?!». Она и сама призналась – было страшно от того, что предполагала здесь увидеть. Но её встретили замечательные люди, на улицах не оказалось никаких медведей, – всё просто замечательно! И человек пережил подлинный культурный шок. Конечно, сейчас уже нет подобного восприятия России на Западе, но на мой вопрос: «Не хотите ли вы поехать в Россию, посмотреть нашу страну?» – немцы чаще всего отвечали: «Нет». Обычным немецким обывателям Россия неинтересна, чаще всего они едут в Испанию и Португалию – на отдых. В рамках побратимских связей Ржева и Гютерсло к нам приезжает определённая группа людей, которые непосредственно в этом проекте задействованы.
– Свою историю XX века немцы помнят? Не испытывают чувство вины перед Россией?
– Тема Второй мировой войны в Германии почти запрещена. В курсе истории для старших классов есть несколько часов, но они освещают приход Гитлера к власти, некоторые политические и экономические моменты, – в отношении того, как это событие отразилось на Европе в целом. Знакомая немка рассказывала: когда она в первый раз приехала в Россию в 2000-х, ей показали, какая грандиозная битва развернулась под Курском в годы Второй мировой войны. Она дожила почти до 50 лет, но понятия об этом не имела! 
Вернувшись в Германию, попросила знакомого из университета достать ей книги и материалы, посвящённые Курской битве. И впервые задумалась о том, насколько масштабными были эти события. С её слов, в послевоенной Германии жили две категории граждан: те, которые активно поддерживали нацистский режим, и те, которые просто при нём жили. Родители моей знакомой не поддерживали нацистов и фашистский режим, и война фактически обошла их стороной. После её окончания ни бабушка с дедушкой, ни родители эту тему не обсуждали. Поскольку у одних было чувство вины, а у других – чувство стыда, на военную тему в немецком обществе было наложено табу.
Кстати, современные немецкие дети не знают, что такое война – в Германии даже запрещены военные игрушки. Видимо, так пытаются бороться с агрессией: сегодня подрастающее поколение изолировано от оружия, а общество – от потенциальных войн. Немецким детям не показывают фильмы о войне, у немцев нет музеев и памятников. Правда, военные кладбища есть, но это никак не афишируется – торжественно-траурные мероприятия там не проводят.
– Елена Вячеславовна, сегодня Великая Победа – это наше всё, мы на памяти о погибших воспитываем детей. Может быть, такое происходит из-за неизжитой психологической травмы народа, которая до сих пор болит?
– Кстати, и у нас предпринималась попытка в 90-е предать забвению Великую Победу: на государственном уровне перестали поддерживать военную тему, даже парады Победы не устраивали, а ветераны войны находились в пренебрежении. Думаю, последствия воспитания 90-х мы видим в поколении, которое выросло без этого знания. Видимо, сказалось отсутствие подобных переживаний в обществе, – и власть обратила внимание на этот перекос, поняла, что так дальше нельзя.
– И сейчас нас «накрыла» новая волна патриотизма.
– Да, если человек не знает историю своей Родины, трагедию, которую пережил его народ, не понимает перенесённых страданий, если он не будет всё это знать и помнить, – потеряется что-то очень важное в его душе. Ведь страдания…
– … облагораживают?
– Скорее, делают человека лучше – он чувствовать начинает более глубоко. Когда смотрим военные фильмы, всегда предлагаю детям: «Поставьте себя на место мальчишек, которые были на той войне, подумайте, как вы себя повели бы в той ситуации». Это как жизнь после смерти: когда человек переживает, он перерождается, по-другому начинает воспринимать жизнь, относиться к самому себе. Нельзя об этом забывать ни в коем случае! Надо, чтобы наши дети обязательно знали о войне, тем более что наши ветераны уходят, и рассказать об этом вскоре будет некому…
\
ОБРАЗОВАНИЕ В ЛУЧШИХ ТРАДИЦИЯХ
– Можно ли надеется, что нынешние дети, окончившие сельские школы, со временем смогут что-то изменить в государстве?
– Возможно, поскольку именно в сельской школе педагогика пока ещё остаётся наиболее приближенной к классической школе – русской и советской. На селе в основном работают учителя, которые начинали карьеру ещё в советской школе – некоторые наши педагоги работают дольше, чем я живу! Даже современные реформы оказались не в силах сломить их классический подход к обучению, и они продолжают учить так, как их учили в своё время. А молодые педагоги перенимают бесценный опыт ветеранов.
Глобальные изменения не сразу докатываются до сельских школ, и мы не в такой степени подвержены им, как городские. Кстати, в Ефимовской школе сейчас учатся дети из Ржева.
Не у всех, конечно, но у многих учителей в городе начинает появляться некий меркантильный интерес: «Если на уроке не научили, приходите на платные дополнительные занятия». У нас же ребёнку можно заниматься дополнительно сколько угодно, и даже мысли у педагогов не возникает, что за это следует взимать плату. 
Детей в сельской школе мало, и отношение к ним совсем другое. Весь коллектив – и учителя, и дети – как одна семья, мы стараемся входить в положение каждого. Так что сельская школа сохраняет классическое образование в лучших традициях, и нам остаётся лишь дождаться его результатов.
– Благодарю вас за интервью.
Ирина КУЗНЕЦОВА. Фото из архива Елены Коновой
12345 (Пока оценок нет)
Загрузка...