Никогда ещё Ржев не сталкивался с проблемой, которая была бы настолько глобальной и при этом разворачивалась столь незаметно для граждан. Речь идёт об абонентской базе граждан, в соответствии с которой должны происходить начисления платежей за жилищно-коммунальные услуги. А точнее – о персональных данных 26 000 абонентов, которые ещё совсем недавно находились на обслуживании ООО «РКЦ Ржев». Эта информация была, скажем так, скопирована вышеуказанной конторой без права на это деяние с сервера ООО «Софт Системс» – компании, занимающейся разработкой и обслуживанием базы данных. Столь некрасивая история происходила на фоне весенней неразберихи с квитанциями, на фоне очередей и бабушек, падавших в обморок, на фоне циничной и хамской лжи, а также дифирамбов, кои воспевали ООО «РКЦ Ржев» отдельные ржевские СМИ.


СОФТ – НЕ ВЕЩЬ

Продолжать повествование об этом конфликте с привлечением большого количества действующих лиц следует с определения понятий. Очень часто именно так можно завершить любой спор, поскольку в большинстве случаев имеет место недопонимание, связанное с расхождением в трактовке терминов. Конечно, именно этот спор разрешить так просто не удастся, но, возможно, начнётся хоть какое-то движение – в любом направлении. Итак, начнём, с низкого старта.

Что является результатом работы команды, так скажем, программистов? Программный продукт, программа или, попросту говоря, ПО. Текстовые редакторы, браузеры, софт для вёрстки и обработки фото, игры – всё это программы. И их объединяет одно свойство – они невещественны. То есть, даже будучи записанными на какой-нибудь носитель, они, тем не менее, как вещь представляют собой именно этот носитель, а не программу или игру. В эпоху тотального распространения интернета, когда многие компании стали отказываться даже от выпуска дисков с ПО, предпочитая распространять их в сети, «подержать» программу «в руках» вообще не представляется возможным. В конце XX века в мире сформировался новый объект права, никогда не виданный прежде.

Его появлению способствовал резкий технологический скачок. И этим объектом стали программы, программное обеспечение, ПО. С развитием информационных технологий, персональных компьютеров и программных продуктов у разработчиков последних появилась острая необходимость каким-то образом защищать результаты своей работы. Как же защитить такой продукт от копирования, модифицирования и прочих злоупотреблений? Специальными способами, опять же – программными. Позже, уже в XXI веке, были установлены правовые нормы, которые регулируют отношения в сфере программного продукта «в цифровую эпоху». Таким образом, совершенно не материальные вещи обрели ровно такой же статус, как и материальные.

Собственно говоря, описать более привычными словами всё это можно, проведя аналогии, например, с книгами. Книга – это набор листов. Но не они определяют книгу как таковую. Суть книги – это текст. Весь смысл книги, все образы, которые она вызывает в душах читателей, – в тексте, а не в бумажных страницах. А если копнуть глубже и отбросить тот факт, что текст напечатан на бумаге, то окажется, что книга – это только смысл и есть; только и есть, что те образы, которые она вызывает. Чувствуете, насколько это нематериально? Книга – это выражение мыслей автора, но не сами мысли. Они облечены в код, имя которому – язык. Этот код понятен всем носителям языка, а учитывая современные возможности машинного перевода, можно сказать, что это код, доступный всем людям. Просто у каждого этноса разная кодировка, с помощью которой обозначаются одни и те же понятия. Каждый высокоразвитый язык имеет примерно схожий набор понятий и выразительных средств. Каждый. Это подчёркивал ещё Гегель, говоря о диалектике.

Программный код – это тоже язык, правда, не столь высокоразвитый, как, скажем, пушту. Но ему и не нужно быть таковым: в языке программирования требуется определение лишь нескольких понятий, а не всего мира. Произведение, написанное на таком языке (иначе говоря, программа) – это та же книга. А книга, как мы выяснили, почти не зависит от тех страниц, на которых она напечатана. Код является выражением мысли автора, но не самой мыслью. В случае с книгой мысли автора направлены на передачу информации, эмоций. В случае с программой – это передача, скажем так, воли. Результат прочтения книги – восприятие идеи автора. Результат работы программы – исполнение задачи, вложенной в неё автором.

И в том, и в другом случае у произведения всегда есть автор, даже если этот автор – народ или группа разработчиков. И у автора нематериального произведения существуют такие же права, как и у автора, скажем, статуи Давида. Эти права являются неотъемлемыми. То есть, что бы ни делал автор со своими правами, он так или иначе останется автором, – просто потому, что он есть. Эти и другие, более сложные авторские права охраняются законом. У каждой страны эти законы разные, но в целом они сходятся – различается только ответственность. В России авторские права тоже защищаются, правда, РФ пришла к этому позднее других – благодаря хаосу, который устроил Ельцин. Но главное – дошла. Вот только оказывается, что и здесь проявляются двойные стандарты. Но речь сейчас не об этом.

12345 (12 оценок, среднее: 4,92 из 5)
Загрузка...