Всем привет, меня зовут Вадим, и я никогда не говорил о строящемся мемориале с «придыханием», как это написано в статье А. Симонова «Ненародная грандиозная стройка». Не говорил – и всё тут. Да и в целом, о строящемся памятнике я сделал ровно один материал, все остальные пишет редактор «РП» Ирина Зелинская – в рамках проекта, представленного газетой на конкурс Роспечати. Я не освещаю возведение мемориала, тем более – подробно: я – не Андрей Дмитриевич, и не бываю на «стройке века» еженедельно и даже чаще. И вообще не считаю её стройкой века.


СТРАНА, В КОТОРОЙ МЫ ЖИВЁМ

Мне не ставили «задач», как это было с Симоновым, – по его же словам. Не ставили. Очень может быть, что во времена его работы в «РП» их действительно обозначали сверху, и журналисты были вынуждены эти задачи выполнять. А может быть, журналистам просто давали вектор, направление работы, а дальше они уже сами всё делали, полагая, что трудятся по собственному разумению. Это, кстати, объясняет, почему одни и те же творцы (вроде режиссеров, писателей и драматургов), вырвавшись «на свободу», так и не выдали на-гора ни одного годного продукта. Как бы там ни было раньше, сейчас в редакции не так. Мне не ставят «задач»; более того, меня периодически ругают и отстраняют от работы. Видимо, за слишком рьяное выполнение этих самых задач. В отличие от редактора популярной газеты «Быль нового Ржева», который привычно не удосужился погрузиться в материал, я внимательно прочитал его статью о сравнении «ржевского прорыва» и мемориала советскому солдату. В целом – да, всё именно так. Казалось бы, какое у людей может быть отношение к мемориальному комплексу такого масштаба, когда быт совершенно не располагает к строительству памятников? Но, возможно, это становится непонятно с возрастом, – мы живём в таком государстве. «В этой стране», как говорят либералы. Это – данность. И в той же степени, как «бюджетные СМИ не в силах переломить ситуацию» с отношением к мемориалу, квазикритические статьи в «независимой прессе» не способны изменить «эту страну». Поскольку качественное изменение происходит с накоплением количественных, а их пока слишком мало.

Когда я работал на «независимой студии «РиТ», у нас было много трешовых материалов: про беспредел в УК, чёрную плесень, квартиру, предоставленную учителю вместе с проживающим в ней человеком… Масса всякого. Ну, вот как сейчас в «Были», например. Мы освещали очень жёсткие темы и, как правило, власти реагировали. Но эти частности никак не меняли общего положения вещей. Учительнице сделали ремонт в «новой квартире», выселили человека, а дальше что? С кем-то другим эта ситуация повторилась. Не у нас – так в другом городе. Что-то делается, что-то не изменяется. В одной сфере происходят улучшения – другая начинает отставать, и это тоже нормально.

А не нормальным я считаю вот такое: «… Да, сегодня предприятие в полном упадке (краностроительный завод, та самая «стройка века»). Сменился социальный строй, завод не вписался в его реалии». Предложением выше Андрей Дмитриевич пишет о новых рабочих местах для людей, хороших зарплатах, о позитивном отношении людей к реконструкции. И вдруг такое обобщение – завод. Почему? Да потому что так проще «съехать», сдвинуть сознание читателя в сторону от сравнения. Завод неживой. Это чтото «такое», обобщённое: цеха, станки. Повторю смысловой ход ещё раз: радовались люди, а «не вписался» завод.

А куда делись люди? А нет их, люди – это эмоции, к которым апеллировал А. Симонов. Завод же – просто скопление железа. И вся мысль, по сути, не является противопоставлением: завод – это в первую очередь люди, – вам ли не знать, Андрей Дмитриевич. Вы же предпочитаете играть в «пожалейку» и вводить читателя в заблуждение.

«Не вписался в реалии» следует читать как «сотни людей остались без средств к существованию». И дело не в социальном строе: как заводом управляли – так он и «накрылся». Управляли им строго в рамках уже нового социального строя, и рыночек, как говорится, порешал. Это тот же самый рыночек, при котором мы живём на протяжении уже трёх десятков лет. Тот самый, демократический, в котором наша страна варится вместе с большей частью человечества. Это та же самая ситуация, что и с творцами: вырвавшиеся «на свободу» управленцы тут же принялись грызться и банкротить друг друга. Так бывает, когда в одни мозги внедряется «капитализм свободной конкуренции», а другие мозги делят народное хозяйство – по заветам Чубайса.

12345 (3 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...