Когда я только начал разбираться в ситуации, которая сложилась вокруг и внутри КСДЮСШОР №1, я и не подозревал, что дело со временем примет куда более серьёзный оборот. Теперь уже речь шла не только о противостоянии тренера велосекции Александра Смирнова и администрации учреждения. Открывшиеся обстоятельства как бы более чем полностью намекают на «злоупотребление служебным положением» – это мягко говоря. Причём «злоупотребление» это начинается даже не в самой школе, а совсем в других инстанциях. Кстати, именно для расследования сложившейся ситуации городской Думой была инициирована проверка спортивных школ города Контрольно-счётной палатой, которая должна была разобраться в проблемах, накопившиеся на их уровне. Однако, несмотря на то, что решение о создании комиссии был понятным и правильным, дальше началась какая-то… канитель – по-другому и не скажешь. Впрочем, обо всём по порядку.


МИСТИФИКАЦИЯ С АККРЕДИТАЦИЕЙ

На открытое заседание комитетов городской Думы, в повестке которого значилось оглашение результатов проверки КСП спортивных школ В. Веновского и А. Образцова, я прибыл хорошо подготовленным, с разнообразной аппаратурой для фиксации и сбора информации. В коридоре возле приёмной увидел своих коллег – корреспондента «Были нового Ржева» и оператора, специально приглашённого для съёмки видеоматериала. Однако со стороны руководства города тут же возникла тема о запрете видеосъёмки и необходимости аккредитации. И меня, корреспондента газеты «Ржевская правда», не пустили на открытое заседание комитетов городской Думы, сославшись на отсутствие этой самой аккредитации (несмотря на то, что соответствующее положение в администрации отсутствует, да и вообще никогда не разрабатывалось). На мой взгляд, это – самоуправство, препятствование в посещении открытых заседаний государственных органов власти представителю СМИ – не только нарушение прав журналиста, которые закреплены в 1-й и 47-й статьях закона «О СМИ», но и гражданских прав, прописанных в 29-й статье Конституции РФ. Ещё более странной эта ситуация кажется потому, что корреспондента «Были нового Ржева» всё же пустили на заседание, и даже без удостоверения. А нас, с камерами, – нет. Несмотря на то, что, скажем, у меня был документ, удостоверяющий личность и факт работы в газете. Хотя в принципе этого и не требовалось – с большинством работников администрации я знаком лично. И вот здесь (я не утверждаю, а предполагаю), в связи с тем, что были установлены некоторые ограничения на контакты с представителем СМИ – с использованием служебного положения, возможно, просматриваются следы деяния, предусмотренного п. 2 144-й статьи УК РФ «Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов». Я пришёл в государственное учреждение как сотрудник газеты, как журналист, на законных основаниях. Для того чтобы собрать информацию законным способом – в данном случае с помощью явной видеосъёмки и фотографирования. Всё это – законно. А мне принялись рассказывать об аккредитации, каких-то мифических правах на запрещение видеосъёмки и про- чем. Что не только не слишком вяжется с законом, но и просто глупо.

А глупо потому, что писать про заседание, на котором оглашаются результаты проверки КСП – значит, похвалить администрацию и Гордуму за то, что они её инициировали, за то, что эта самая комиссия успешно отработала, выявив критичные нарушения в деятельности спортивной школы. Это, безусловно, позитивный момент: две ветви власти сообща работают над решением проблемы. А теперь, после демонстративного пренебрежения требованиями законодательства, как вообще можно вести речь в позитивном ключе? Никак не получится, и виновны в этом исключительно сами сотрудники администрации, которые своими действиями спровоцировали ненужные домыслы. Почему меня лично, а кроме как «личным» это не назвать, не пустили на заседание? Выглядит так, будто бы там происходило нечто, что следовало бы скрыть от общественности. Однако узнать, что же именно происходило за закрытыми дверями открытого заседания – очень просто. Достаточно спросить об этом его участников – представителей комитетов. И мы спросили – руководителей двух из них. Председатель бюджетного комитета Александр Гусаков охарактеризовал заседание и его результаты не слишком позитивно, отметив, что администрация повела себя некорректно по отношению к представителю СМИ. За закрытыми дверями Александр Ейст единолично решил, будет или не будет проводиться съёмка. То есть, лично он был против. А мнение депутатов Думы вообще не учитывалось. По результатам же работы КСП Александр Юрьевич сообщил следующее:  – Рассматривался в основном вопрос по КСДЮСШОР №1. КСП обнаружила там массу нарушений финансового порядка, причём на солидные суммы. Я, например, даже за голову схватился, увидев такие манипуляции с бюджет- ными средствами. Лично я предложил отправить результаты проверки в правоохранительные органы. А вот во время голосования спорткомитет выступил за рассмотрение вопроса на уровне администрации, которая, в общем- то и так отвечала за работу спортивного комитета. Считаю, что эта инициатива должна была исходить именно от главы администрации – отправить дело в соответствующие органы, которые могли бы его квалифицировать, и тогда мы уж точно знали, как на него реагировать. На следующем заседании комитета мы предложили администрации до 15 июня решить этот вопрос. Что ж, посмотрим… Заслуженный тренер РСФСР, Заслуженный работник физической культуры и спорта РСФСР, человек, обладающий таким количеством званий и наград, что одно их перечисление займёт минимум треть полосы, – Александр Николаевич Образцов также пояснил, что был искренне удивлён подобным действиям со стороны администрации: – Для меня это стало откровением. Я после этого посмотрел регламент – заседание было открытым, так что не могу сказать, почему не разрешили проводить съёмку. Я много созывов был депутатом областного Совета народных депутатов, и не первый созыв работаю в городской Думе. Но подобный случай произошёл на моей памяти впервые. Я даже прокомментировать случившееся не могу.

12345 (19 оценок, среднее: 4,79 из 5)
Загрузка...