Помните героя мультфильма – почтальона Печкина, привлекательного, хотя и слегка вредного, и его фразу на все времена: «Я, может, только жить начинаю – на пенсию перехожу». И на самом деле для большинства наших граждан пенсия представляется этаким манящим маяком, достигнув который, они сразу же почувствуют себя счастливыми. Многие торопятся заявить, что на своём веку потрудились достаточно, поэтому пришла пора отдохнуть на берегу. Но стоит кораблю их жизни приблизиться к вожделенной гавани, как тут же оказывается: «Отдыхать нам рановато». Причин для продолжения вахты находится много, но главные среди них, конечно, таковы: ежемесячное пособие не слишком большое, а надо бы помочь детям или внукам, да и у самих ещё силёнки есть. Так зачем же дома сидеть, если есть возможность увеличить своё благосостояние в полтора-два раза, при этом практически ничего не меняя в своём трудовом распорядке. Именно поэтому большинство наших граждан, перейдя на пенсию, как говорил незабвенный Печкин, продолжают трудиться либо на своём прежнем рабочем месте, либо (если их оттуда попросили) выбирают для себя что-нибудь попроще, без особых претензий.


ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ ЯМА

Эта система исправно функционировала у нас на протяжении десятилетий, но постепенно она начала давать сбой. В последние годы государству приходилось не раз затыкать дыры Пенсионного фонда – для того, чтобы тому было чем расплачиваться с пенсионерами. А чего стоят постоянные изменения в начислении пенсий! Все эти бесконечные эксперименты происходили с единственной целью – найти наиболее оптимальный вариант для ПФР, чтобы и обязательства можно было выполнить, и бюджет не разорить.

Но, несмотря на все усилия, поставленная задача решалась плохо. Вот и поднималась время от времени в информационном пространстве тема неизбежного повышения пенсионного возраста. Впервые во весь голос она зазвучала лет десять тому назад, и уже тогда я сказала коллегам, что повышение пенсионного возраста – неизбежность. Вопрос только в сроках, обстоятельствах и условиях. Увы, при той демографической динамике, что у нас есть, содержать молодых пенсионеров (а 55 лет сейчас – вообще не возраст) – непозволительная роскошь. Можно, конечно, произнести гневные речи, как это делают «Справедливая Россия» и КПРФ, но это вряд ли что изменит. Во всяком случае, до тех пор, пока мы, как и весь мир, живём в условиях победившего капитализма. И даже если бы случилось невероятное, и Россия вернулась на социалистический путь развития, чуда бы не произошло.

Во-первых, даже при социализме пенсионная система действовала по принципу солидарной ответственности поколений. То есть молодые поколения зарабатывали деньги для тех, кто впоследствии выйдет на пенсию, и система функционировала довольно исправно. До тех пор, пока вступающие в жизнь молодые поколения были весьма многочисленны. Но многолюдная послевоенная поросль постепенно стала сменяться всё более редкими деревцами последующих поколений. Мамы и папы, мало видевшие хорошего в своей жизни, рассуждали так: «Зачем плодить нищету? Мы всю жизнь маялись, так пусть хотя бы наш единственный ребёнок будет жить, как человек». В итоге образовалась так называемая демографическая яма, которая в пресловутые девяностые годы ХХ века превратилась в чудовищную катастрофу.

Именно тогда появилось в социологии понятие «русский крест», обозначавшее не что иное как неизбежность вымирания населения России. В первую очередь речь шла о русских, поскольку у мусульман с рождаемостью и раньше, и сейчас всё в порядке.

К середине десятых годов президенту с помощью срочных спасательных мер в виде материнского капитала удалось несколько отодвинуть угрозу вымирания славянского населения России, но отнюдь не ликвидировать её. Вступление в жизнь малочисленного поколения 90-х вновь обострило возникшую ещё десятилетия назад проблему. И экономический кризис, который до конца не преодолён, только усугубляет её. Поэтому давно стало понятно: решение на сей счёт принимать всё равно придётся, и вряд ли они будут популярными.

\

А ЧТО У НИХ?

Правительство, объявив о предполагаемом повышении пенсионного возраста, немедленно начало ссылаться на опыт других стран – в первую очередь, западных. Про Африку и Азию говорить не будем – там с пенсионным обеспечением полный порядок. То есть оно напрочь отсутствует в большинстве стран – следовательно, и рассуждать не о чем.

А вот в Европе и в пределах прочего «цивилизованного мира» властям приходится «играть на повышение». В 2010 году Еврокомиссия выступила с рекомендацией странам ЕС рассмотреть возможности повышения пенсионного возраста до 65 лет. Цель – число пенсионеров не должно превышать одной трети от трудоспособного населения. А если говорить о более отдалённой перспективе, то у ЕС ещё более радикальные планы: странам Евросоюза рекомендовано к 2060 году увеличить пенсионный возраст до 70 лет. Тем не менее, с самого начала было очевидно: повышение возраста, с которого можно выходить на заслуженный отдых, отдано на усмотрение каждой отдельно взятой европейской стране. Так оно и происходит.

В октябре 2010 года сенат (верхняя палата парламента) Франции вслед за нижней палатой 177 голосами «за» при 153 «против» одобрил законопроект о пенсионной реформе. Возраст выхода на пенсию был повышен с 60 до 62 лет (при этом трудовой стаж должен быть не менее 42 лет), а возраст, с которого французы могут получать полную государственную пенсию, – с 65 до 67 лет. Инициатором этого законопроекта стал президент Николя Саркози, который мотивировал решение тем, что оно позволит сохранить жизнеспособность французской пенсионной системы в долгосрочной перспективе и сократить государственный долг. Оппозиция же утверждала, что повышение возраста выхода на пенсию ударит по беднейшим слоям населения. Принятию этого закона предшествовали ожесточённые дискуссии, вылившиеся на улицы. Сотни тысяч французов участвовали в протестных акциях, демонстрациях и стачках. Бастующие блокировали крупный нефтеперерабатывающий завод неподалёку от Парижа, что привело к дефициту топлива. Даже возникла угроза закрытия столичного аэропорта имени Шарля де Голля. Однако протесты, к которым так склонны французы, не убедили политиков – реформе был дан зелёный свет.

В 2011 году о повышении пенсионного возраста сообщили власти Дании: в следующем десятилетии граждане королевства будут выходить на пенсию не в 65, а в 67 лет. Повышать пенсионный возраст здесь предполагают и впоследствии: к 2035 году он может достичь 72 лет. Одновременно решено увеличить и возраст для выхода датчан на досрочную пенсию – с 60 до 66 лет.

Необходимость таких изменений обсуждается и в Германии. Сейчас пенсионный возраст здесь составляет 65 лет и 7 месяцев, а к 2029 году он должен увеличиться до 67 лет. Еще в 2007 году немецкий парламент принял закон, который предполагает поэтапное увеличение пенсионного возраста с 2012 года (как для женщин, так и для мужчин – с 65 до 67 лет). В 2016 году блок ХДС/ХСС выступал с предложением привести пенсионный возраст в зависимость от предполагаемой продолжительности жизни. Согласно этой идее, возраст выхода на пенсию по старости должен автоматически повышаться на полгода с каждым добавленным годом предполагаемой средней продолжительности жизни.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

12345 (6 оценок, среднее: 4,00 из 5)
Загрузка...