«Тверские ведомости» продолжают серию публикаций, посвященных обсуждению возможных изменений в пенсионном законодательстве. В предыдущих номерах мы рассказали об истории пенсий, о том, как и из каких фондов они выплачиваются, как обстоят дела с этим вопросом в других цивилизованных странах мира. Пришла пора поговорить и о еще одной вещи, крайне важной как для формирования пенсионного законодательства, так и для жизни страны в целом.
Довольно часто можно слышать следующее: у нас невелика продолжительность жизни, и тут нам нельзя равняться на другие страны, где возраст выхода на пенсию выше «лишь» потому, что больше продолжительность жизни. На первый взгляд, не поспоришь. Но это – только на первый взгляд.
Действительно, во многих передовых странах, при возрасте выхода на пенсию в 65–67 лет, продолжительность жизни приближается, а то и переваливает 80­-летнюю отметку. В России же она пока лишь перевалила за 70­-летнюю. Но есть два важных момента, которые нельзя не учитывать при анализе этих цифр. Момент первый: и в странах, сравнимых по продолжительности жизни с Россией, возраст выхода на пенсию тоже существенно превышает 60 лет. Момент второй: рассматривать эти показатели можно только в динамике, оценивая их не одним днем, а сравнивая с прежними данными и делая прогнозы на будущее.

БЫЛО
Для начала кратко напомним историю. Не вдаваясь в подробности, отметим, что в конце 20-­х годов прошлого века, когда всеобщее пенсионное обеспечение только­-только зарождалось, и то еще отнюдь не во всеобщем изначально формате, средняя продолжительность жизни в СССР составляла около 40 лет. А ведь ныне действующий возраст выхода на пенсию – 55 лет для женщин и 60 для мужчин – был установлен уже тогда! Нетрудно представить, сколь малая доля граждан могла тогда воспользоваться возможностью дожить до пенсии.
Возраст выхода на пенсию и продолжительность жизни примерно сравнялись лишь в начале 50-­х годов, и то – «сравнялись наоборот»: продолжительность жизни мужчин достигла примерно 55, а женщин – 60 лет. Ну а на пике советской истории, к началу перестройки, эти показатели составляли соответственно 64 и 74 года.
А затем все рухнуло. Может, кто­-то и считает 90­-е «веселыми» и «творческими», но для абсолютного большинства граждан страны они оказались трагичными. А для многих – и последними годами жизни, оборванной внезапно и безвременно. Не случайно некоторые эксперты сравнивают число жертв «лихих девяностых» с военными потерями нашей страны в сороковые. Люди гибли в национальных конфликтах, в локальных войнах и в бандитских разборках. Люди умирали от наркотиков и алкоголя, от некачественных продуктов, а некоторые так и просто от холода и голода. Что же удивляться тому, что в эти годы средняя продолжительность жизни сократилась примерно на 10–12 лет? Последствия этой демографической катастрофы сказываются и сейчас, и будут аукаться стране еще долго.
\
ЕСТЬ
Кривая средней продолжительности жизни снова пошла вверх лишь на рубеже столетий. И то – сначала как бы неуверенно и осторожно. Ощутимый перелом в ситуации наметился, пожалуй, лишь в середине «нулевых» – за десяток с небольшим лет продолжительность жизни достигла и даже немного превысила лучшие советские показатели.
С чем это связано? Да с тем, с чем, в общем-­то, и связан этот показатель в первую очередь: с уровнем жизни, с безопасностью, с доступностью медицины, с качеством продуктов. А главные изменения, которых удалось добиться в стране за эти годы, относятся как раз к перечисленному: жизнь стабилизировалась, были прекращены войны и пресечен бандитский беспредел, качество товаров, продуктов и услуг было взято под контроль государства. Стоит также вспомнить и развернувшуюся масштабную войну против наркоторговцев, несомненно, также принесшую ощутимые плоды.
\
БУДЕТ
Вы заметили, что обстановка на наших улицах за последние 10–15 лет кардинально изменилась? Вы заметили, что давно потеряла былую остроту проблема наркомании? Что на улицах даже в дни массовых гуляний не увидишь пьяные толпы? Вы замечаете, что молодежь на улицах давно уже пьет не пиво, а минеральную воду, да и передвигается чаще всего на велосипедах и самокатах? В стране повальная мода на ЗОЖ – здоровый образ жизни. И это, давайте отдадим должное государству, результат многолетних пропагандистских, административных, информационных и прочих усилий. Начнем с того, что главным пропагандистом ЗОЖ у нас, на минуточку, является президент. Разве можно было представить такое в девяностые?
Все это, повторяем, результат долгой и кропотливой работы властей по искоренению привычек пагубных и насаждению привычек полезных. Антиалкогольные и антиникотиновые меры, развитие дворового спорта, популяризация спорта «ежеминутного», вроде передвижения на тех же велосипедах. Иногда складывается впечатление, что в нашей стране растет совершенно новое поколение, стремящееся жить правильно, здраво, активно, а соответственно, и долго.
Не случайно, видимо, министр труда и социальной защиты России Максим Топилин предположил на слушаниях в Общественной палате РФ, что к 2030 году продолжительность жизни, по сравнению с 2000-м, вырастет примерно на 16–17 лет. То есть достигнет тех самых 80 лет, а возможно, и превзойдет. Во всяком случае, сегодня, глядя вокруг, в это вполне можно поверить.
Дмитрий МАЛЫШЕВ. ТВЕРСКИЕ ВЕДОМОСТИ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

12345 (7 оценок, среднее: 2,29 из 5)
Загрузка...