К сожалению, история не имеет сослагательного наклонения. Но, думается, без событий «чёрного октября» 1993-го, Россия могла бы быть сегодня совсем другой: парламент не допустил бы многих разрушительных реформ и формирования полностью подчинённого Западу государства. Так какой же по прошествии 25 лет видится история октября 1993 года? Об этом мы беседуем с Татьяной АСТРАХАНКИНОЙ, депутатом Государственной Думы РФ первых трёх созывов.


БЕЗ ГНЕВА И ПРИСТРАСТЬЯ

– Татьяна Александровна! Вы были непосредственным участником событий осени 1993 года, а уже в качестве депутата Госдумы дважды возглавляли депутатскую межфракционную комиссию по их дополнительному изучению и расследованию. На мой взгляд, эти события представляют интерес для всех, кто ощущает себя гражданином своей страны, а значит, не чужд тому, что определяет судьбы Отечества…

– Сегодня, 25 лет спустя, эмоции и переживания остались в прошлом. Мне бы хотелось, чтобы это интервью стало своего рода анализом произошедшего, а возможно, послужило и неким предостережением. Думается, власть должна научиться говорить со своим народом, воспринимать людей как граждан, а не бессловесных подданных. Иначе никто, никогда и никем доволен не будет: ни власть – народом, ни люди – властью. Стремиться к этому – наша общая задача.

Когда власть не стесняется говорить о своих проблемах, в ответ она получает предложения по их решению. Мой жизненный принцип – активно действовать, а не быть пассивным наблюдателем. Потому и в 1993-м я принимала непосредственное участие в защите Белого дома, а не ждала, чья возьмёт.

– Казалось бы, бескомпромиссная борьба двух политических направлений 25-летней давности – достояние истории. Но исчерпала ли она себя в действительности?

– Конечно же, нет. Особенно если речь идёт, с одной стороны, об авторитарной власти и корпоративной модели государства, а с другой – о демократическом, социальном государстве, в котором власть не на словах, а на деле принадлежит народу.

– Да, трагический финал октября 1993-го даёт сегодня веские основания задуматься об истинных корнях конфликта, о его содержании, социально-политическом смысле, видимых и скрытых пружинах развития, общественно-значимом и субъективно-личном. Как вы всё это оцениваете четверть века спустя?

– Так же, как и раньше. Как государственный переворот, насильственное подавление законных органов государственной власти, какой бы политической целесообразностью это подавление не мотивировалось и не оправдывалось. Благими политическими намерениями можно оправдать всё, что угодно, а куда они ведут – всем известно. Социально-политическую подоплёку октябрьских событий уже давно выразил бывший депутат Моссовета, а позже – Государственной Думы РФ Андрей Савельев: «Мятеж номенклатуры» – есть у него такая книга. Это им, захватившим народную собственность и стремящимся переоформить свою власть, Советы, ставшие в 90-е полноценными органами, были, как кость в горле. Примечательно, что знаковая фигура российских либералов – академик Андрей Сахаров – выдвинул, как вы помните, в качестве лозунга фразу: «Вся власть – Советам!». Дело ведь не в том, как называются представительные органы, а в их функционале – реальная власть, представляющая волю народа.

\

ПАРЛАМЕНТ НА ПУТИ УГОЛОВНОГО ГОСУДАРСТВА

– В детстве все мы читали Маршака и знаем, что «мятеж не завершается удачей – в противном случае его зовут иначе». Но, например, режиссёр Станислав Говорухин считал: в 1993-м в стране произошла глубокая криминальная революция. Но на пути к легитимному уголовному государству стоял парламент.

– Повторю: за Ельциным стояла та часть партийно-хозяйственной номенклатуры, которая в начале 90-х сумела конвертировать свою власть в собственность, а собственность стремилась конвертировать в новую власть. Именно этим людям полноценные демократические институты, самодеятельные, а не законосовещательные органы представительной власти, становление структур гражданского общества не были нужны в принципе. Их поддерживала часть либеральной интеллигенции – правда, потом многие её представители раскаялись и «сменили вехи».

– Противостояние двух ветвей власти – законодательной и исполнительной – нашло персонифицированное выражение в противостоянии «Ельцин – Хасбулатов». Но этот конфликт – явление далеко не межличностного порядка. За ним – процесс зарождения, оформления и бескомпромиссного столкновения двух направлений реформирования страны. Считается, что каждый из вариантов имел своих политических сторонников, расколовших общество на два лагеря именно по этому признаку. Но только ли? Что двигало вами, другими защитниками Белого дома?

– На стороне парламента, среди тех, кто был в гуще событий и сочувствовал этой борьбе, были не только и не столько коммунисты. Многие в те дни всем сердцем сопереживали парламенту. Действительно, что-то же двигало десятками тысяч граждан, когда они выходили на митинги, сидели ночами у костров, а потом гибли под пулями! Среди защитников Дома Советов были, конечно, люди разных взглядов – от коммунистов до православных и ультранационалистов, либералов и представителей экологических движений. Но их объединяло одно – приверженность принципам Конституции. Они выступали за законный способ её изменения и против насильственных действий. У стен Белого дома работали и врачи, пришедшие сюда выполнить клятву Гиппократа – официальная медицина Москвы фактически отказала защитникам парламента в медицинской помощи. В массе своей это были бескорыстные, самоотверженные энтузиасты. Романтики, готовые сутками стоять под холодным дождём и ударами полицейских дубинок.

В их среде были, конечно, и агенты спецслужб, и явные провокаторы. Да и просто любопытствующие. Попадались также авантюристы – они всегда активизируются во время таких потрясений. На кострах готовили еду – сюда же тянулись бомжи. В общем, это была русская община, «русский интернационал» в миниатюре, где находилось место всем, в том числе слабым и убогим.

\

ОКАЯННЫЕ ДНИ

– Татьяна Александровна, ваше отношение к непосредственным участникам событий? Что особенно запомнилось из тех «окаянных дней»?

– Я склоняю голову перед теми, кто в сентябре-октябре 1993-го нашёл в себе силы встать на защиту Конституции и парламента. Это настоящие люди, подлинное украшение нашего народа! Именно такие люди отстояли Отечество от всех многочисленных его врагов и завоевателей. Те же, кто оказался в те дни на другой стороне, на мой взгляд, заслуживают в лучшем случае сожаления. Но те, кто совершил тяжкие преступления, должны были за них ответить.

Кстати, не все совершённые тогда преступления покрываются амнистией, принятой Государственной Думой первого созыва. Под неё не попадают, например, действия по подготовке антиконституционного разгона парламента, предпринятые до 21 сентября 1993 года, когда был подписан и озвучен Указ №1400. Не подпадают и преступные действия, совершённые в отношении участников событий после 4 октября, ведь стреляли и 5-го, и в последующие дни. Не покрываются амнистией и преступные действия, совершённые в отношении лиц, которые не являлись непосредственными участниками событий. А таких пострадавших немало. Многие лица, действия которых в те дни могли бы заинтересовать правоохранительные органы, не только до сих пор здравствуют, но и пишут мемуары о своих «подвигах», дают интервью…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

12345 (Пока оценок нет)
Загрузка...