Николая  Коховца хорошо знают в Ржевском районе. Скромный и добросовестный труженик, руководитель со стажем, специалист с огромным опытом работы в сельском хозяйстве – в начале нулевых он возглавил СПК «Рассвет» (с/п «Итомля»), а три года назад – крестьянско-фермерское хозяйство в д. Трубино. О таких людях говорят: на них земля держится. Как оценивает день сегодняшний руководитель КФХ, с какими проблемами сталкивается, какие планы вынашивает? Это мы и постаралась выяснить у Николая Николаевича, как только представилась возможность поговорить по душам. Тем более что и повод для этого общения нашёлся: мы встретились с ним в преддверии профессионального праздника аграриев – Дня работников сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности.


ТРИ ГОДА И ВСЯ ЖИЗНЬ

– Николай Николаевич! Для начала расскажите, пожалуйста, о себе. Как вы оказались в ржевских краях?

– Родом я из белорусского Полесья. У нас в семье к крестьянскому труду всегда относились с уважением. Вот и для меня работа на земле стала не просто профессией, а образом жизни, её смыслом. Учился в Ржевском совхозе-техникуме, после окончания учёбы попал на преддипломную практику в Ржевский район. Раньше, получив диплом, требовалось отработать три года по распределению. Так вот, те три года растянулись для меня на несколько десятилетий… Позже окончил институт им. А.Д. Сахарова, сельскохозяйственную академию им. К.А. Тимирязева. Так до сих пор и работаю на земле.

В КФХ сегодня держим немного крупного рогатого скота – есть бычки на откорме и небольшой свинокомплекс. Занимаемся не одним только животноводством – выращиваем зерновые, картофель. Так и живём: где-то – потерял, где-то – приобрёл…

\

ГРАНИ ОДНОЙ ПРОБЛЕМЫ

– Со стороны кажется, что всё для фермера просто: вырасти и продавай свою продукцию – получай прибыль. Но на самом деле нужно уметь планировать, видеть перспективы, чётко представлять ситуацию на рынке. Сложно КФХ приходится?

– Работать на земле всегда было непросто, ну, а сейчас – тем более. Во-первых, сегодня у сельхозпроизводителей нет в собственности земли, поэтому мы вынуждены её арендовать. Второй момент – цены на сельхозтехнику непомерно высоки. Вспоминаю 80-е годы XX века: машину льна государству сдал – и на вырученные средства спокойно мог купить трактор Т-25. Две машины льна сдал – денег хватало на трактор МТЗ-80. Льном в последний раз занимался в 1996 году, больше 20 лет назад. Тогда мы с площади в 120 гектаров урожай сдали – так нам даже на половину трактора денег не хватило!

Сегодня выживают крупные агрохолдинги (такие, как «Дмитрова Гора»), получающие государственные субсидии.

– Но ведь КФХ государство тоже помогает?

– Да, но реализация продукции пока находится вне зоны государственной поддержки. Причём эта проблема многогранна. Первое звено в процессе реализации – логистика. Второе – организация продаж. Каналы сбыта должны быть постоянными, без поправки на сезонность и объём продукции. Сетевым магазинам, на которые приходится до 80 процентов потребительского рынка, невыгодно покупать продукты у фермеров: слишком маленькие объёмы и слишком высокие цены. Третье звено проблемы – отсутствие технологических ресурсов. Модернизация производства помогла бы КФХ уменьшить затраты и нарастить производство. Четвёртое звено – препоны со стороны ветеринарных служб, в основном касающиеся животноводства. 13 октября в Ржев состоялась ярмарка – продавали своё мясо, картошку. Но в остальные дни года кому я могу предложить своё экологически чистое мясо?

Сетевые магазины его не берут – предпочитают работать с крупными производителями. Та же «Дмитрова Гора» (только в бывшем «Глебовском» сегодня 50 000 поросят содержат) может обеспечить мясом половину населения Тверской области. В «Афанасовском» планируют построить свинокомплекс ещё на 70 тысяч голов. Понятно, что у КФХ в подобной конкуренцию нет никаких шансов. У агрохолдингов есть всё необходимое, свои торговые сети, а у меня – ничего. А ездить в Ржев за 70 вёрст, чтобы продать свою продукцию, – накладно.

– Люди не готовы платить больше за натуральные продукты? Объективно говоря, они не переплачивают, а просто покупают более качественную и экологически чистую продукцию фермеров по справедливой цене…

– Три года назад, когда я только начинал заниматься фермерством, свинину продавал по 250 рублей. Уходила без проблем. Сейчас продаю по 180-200 рублей за килограмм, и нет сбыта. Раньше брали большими партиями, целыми тушами, сейчас – килограмм-полтора. У населения нет денег, в большинстве своём люди живут очень скромно, в магазинах покупают лишь продукты первой необходимости…

\

НЕ АЛЬТЕРНАТИВА, НО ДОПОЛНЕНИЕ

– Тем не менее, Николай Николаевич, вы работаете, у вас есть производство, в котором заняты люди. Можно сказать, КФХ – градообразующее, точнее, «деревнеобразующее» предприятие. А если не будет КФХ, что станет с д. Трубино?

– Будущее – за крупными производителями. У меня себестоимость мяса – 240 рублей, продаю по 200, работаю себе в убыток. В агрохолдингах себестоимость – в пределах 60 рублей. Даже продавая мясо по 140-160 рублей за килограмм, там имеют рентабельность почти в 200 процентов.

– Что касается агрохолдингов – ведь и раньше существовали крупные хозяйства. А потом решили, что фермеры куда лучше накормят страну. Одно время фермерские хозяйства называли чуть ли не заменой сельхозпредприятиям…

– Я так считаю: это не альтернатива, а дополнение. Сегодня надо работать по интенсивной технологии и при минимальных затратах получать максимальный результат. В агрохолдингах учитываются все факторы – плодородие почвы, потребность в минеральных удобрениях, агротехнику… Вспоминаю 90-е годы прошлого века: намолот зерна у нас составлял 2580 тонн. Тогда в роли спонсора СПК «Рассвет» выступил Ржевский краностроительный завод – в лице его директора Валентина Титовича Степанченко. Вот это было производство!

Сейчас мы от большого уходим к малому, а вернуться обратно и сделать такие же объёмы – крайне сложно. Возросли цены на запчасти и сельхозтехнику – даже по лизингу. Страшно кредиты брать, хотя очень хотелось бы поработать на такой технике, как в «Дмитровой Горе». Но живём точно по пословице: как потопаешь, так и полопаешь.

\

БЕЗ ГАРАНТИЙ

– Государственные бюджетные учреждения – школы, детские сады, больницы, дома для престарелых и инвалидов – не могли бы закупать вашу продукцию?

– Да, раньше работал и с больницами, и с домами престарелых. Сейчас тендеры на поставку выигрывают ИП и прочие перекупщики, которые сами ничего не производят. Скажем, в прошлом году тендер выиграл один тверской предприниматель, который мне предложил продать картошку в пределах 6,50-7 рублей за килограмм, а сам сдал её в дом престарелых по цене 29,50.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

12345 (Пока оценок нет)
Загрузка...