Школьная пора – не просто время, проведённое в стенах учебного заведения. Это, выражаясь образно, – личная эпоха. Личная, и в то же время – коллективная. Всё-таки провести 10-11 лет с одними и теми же людьми столь значительную часть времени – такое не проходит бесследно. Как поётся в песне – «… и юность ушедшая всё же бессмертна». Как и многие другие «бессмертия» в жизни людей, это бессмертие связано с человеческой памятью. Память о школьных годах остаётся навсегда. В большей или меньшей степени, так или иначе, приятные или негативные, но самые яркие моменты этих лет уходят в бессмертие. И даже когда уже не остаётся самих носителей памяти, – эта информация всё равно остаётся для будущих поколений.


СПЛЕТЕНИЕ ВРЕМЁН

В Пушкинской школе (как и во многих других школах страны) история, сложенная из тысяч разных школьных лет, из сотен осколков воспоминаний, каждый год как бы «обновляется». Ну, или «перезагружается». Это происходит, как уже можно было бы догадаться, на вечерах встречи выпускников.  Зачем? Некоторым образом ради будущего, ведь ученики, которые помогают проводить эти ежегодные праздники, видят перед собой прекрасный пример того, как можно увлекательно провести время в компании хорошо знакомых людей, спустя энное количество лет после выпускного вечера.  Конечно, такие праздники проводятся ещё и для того, чтобы помнить прошлое, ведь именно оно делает нас такими, какие мы есть. Каждый человек – не просто биологическая единица, он не атом коллективного хаоса. Каждый из нас – индивидуален, и в то же самое время – часть человечества, наследник и флагман невероятной истории и культуры длиною в миллионы лет.

Вечер встречи выпускников в СОШ №1 им. А.С. Пушкина проводится и для настоящего. Ради самого момента, когда каждый из тех, кто пришёл на встречу, может вновь почувствовать себя частью живого и разнопланового коллектива. Конечно, объять сознанием миллионы лет собственной истории невозможно. А вот вспомнить такую близкую, но уже безвозвратно ушедшую юность – запросто.

\

ВНУТРИ ВОСПОМИНАНИЙ

На несколько часов ты как бы возвращаешься в школу, становишься учеником, частью своего класса, даже если больше никто не пришёл на вечер встречи. Вокруг тебя – пара сотен таких же, может быть, романтиков… Или просто душевных людей. Тебя узнают учителя – даже те, кто сейчас уже не преподаёт.  С тобой за руку здоровается Игорь Ефимович Либензон. Тот самый директор, подходить к которому во время учёбы все почему-то боялись. Хотя лично я не могу припомнить ни одного случая, который объяснил бы эти эмоции. Игорь Ефимович – громогласный, строгий, всегда с некой полуулыбкой на лице – вовсе не внушал страх. Он просто заставлял себя уважать. Не палкой, а иначе. Он казался каким-то… внушительным, что ли. Впрочем, он и сейчас видится таковым. И когда он звонит и говорит: «Вадим, привет!» – эта фраза всякий раз вызывает смешанные чувства. – «Здравствуйте, Игорь Ефимович». – «Ты про нас напишешь? Сегодня же праздник!». – «Через полчаса буду. Успею?». – «Да, здесь только всё началось, приходи».

Как можно отказать директору, даже если он теперь тоже «выпускник»? Рядом с Либензоном – нынешний руководитель Пушкинской школы Ольга Александровна Шашкова. А ты в это время беседуешь с выпускниками прошлых лет и подсознательно чувствуешь: Ольга Александровна явно стоит не просто так. Она ждёт. И это очень напрягает, когда тебя ждёт директор школы, твой учитель химии, с которой ты, между прочим, танцевал на «последнем звонке». Но ты не можешь завершить разговор сию минуту, поскольку работаешь. Хотя некое ученическое чувство так и подмывает это сделать.  Время, проведённое в стенах школы, оставляет в тебе что-то навсегда. Это «что-то» процентов на 50 состоит из уважения к учителям, остальные 50 – школьные байки и воспоминания о том, кто чего натворил в разные годы. Очевидно, такие симптомы не только у меня. Например, Ольга Смирнова – выпускница 1979 года. 40 лет назад она навсегда покинула стены Пушкинской школы. В её воспоминаниях уважение к труду учителей не просто сквозит: она как педагог не понаслышке знает, каково это – учить и воспитывать детей.

ШКОЛА, КОТОРАЯ НАС СВЯЗАЛА

– То, какими мы стали, кем являемся, – это результат воспитательной работы наших учителей. Мы благодарны им за все годы, что провели в стенах школы. Я сама преподавала, и поняла, как тяжело работать с детьми. После этого уважение к собственным педагогам возрастает многократно. Огромное им спасибо!  В шаге от Ольги Смирновой находится её учительница математики Нина Лазаревна Воеводина. Строгая и всем своим видом как бы указывающая на собственный род деятельности, Нина Лазаревна – тот человек, про которого можно сказать: это – учитель! Даже совсем её не зная. Даже когда она едет мимо тебя на велосипеде…

– Один раз мы, десятиклассники – наш класс и параллельный, – отправились в поход, – рассказывает выпускница 1979 года Татьяна Абрамова. – А я была влюблена в одного мальчика из соседнего класса. И вот мы вечером спрятались в палатке, чтобы целоваться. Нам вдвоём в палатке было хорошо и замечательно. А наши классные руководители, Нина Лазаревна Воеводина и Алла Васильевна Макарова, в это время вместе с ребятами искали нас по всему лесу, и им было не очень хорошо. Но тогда мы этого не понимали, а поняли только когда выросли. С тем мальчиком, кстати, мы потом сыграли свадьбу и до сих пор счастливо живём. У нас две дочери – Наталья и Ирина, обе – выпускницы Пушкинской школы. Мой зять окончил эту же школу и теперь работает здесь преподавателем; и мой внук тоже учится в Пушкинской.  Такая вот школьная династия, и она такая не одна. Собственно, мои дети, как и я в своё время, тоже учатся здесь. Кем они станут, как отразится на них учёба, что ждёт их в будущем, – неизвестно. Может быть, станут лётчиками. Как Никита Коновалов, выпускник 2004 года.

– Я – рядовой сотрудник, не занимаю никакой руководящей должности. Просто выполняю полёты. Являюсь командиром воздушного судна, – говорит Никита совершенно обыденным тоном. – Работаю в «С7 авиационно-космической корпорации», ранее известной как «S7 Group». Мы теперь запускаем ещё и космические ракеты – с морского космодрома «Sea Launch», в связи с этим изменилось и название. У нас 15-летие выпуска, но пришли всего 2 человека… По большей части не потому, что не хотели, а просто не смогли. У меня у самого возможность появилась совершенно спонтанно – продлили отпуск. А мог бы и не попасть на вечер встречи – график работы очень плотный.  Никита Коновалов – настоящий лётчик: подтянут, идеально выбрит, ухожен, с прекрасно поставленной речью. Сияющий. Таким он был и в школе – я прекрасно помню его в серой школьной форме. Помню его одноклассников, которые не смогли присутствовать на 15-летии выпуска. Помню и других учеников школы – например, из класса нынешнего директора Ольги Шашковой.

12345 (Пока оценок нет)
Загрузка...