№35 27 августа 2014

В  последнее  время  в интернет-пространстве всё чаще стали появляться различные мнения о беженцах, которые, скажем аккуратно, ведут себя неправильно. Россияне стали жаловаться на поведение некоторых прибывших с Украины граждан якобы из-за их завышенных требований, этот поток недовольства растет, и он мало соответствует тем приглаженным рассказам, которые каждый день появляются в средствах массовой информации. Помнится, когда мне довелось зайти в магазин одежды и поинтересоваться, не могут ли они провести благотворительную акцию для детей беженцев, первый вопрос, который был задан, – а правда ли, что гуманитарную помощь принимают только совершенно новую и обязательно с бирками? Пришлось объяснять людям, как всё есть на самом деле. Надеюсь, мои пояснения подействовали, но ведь откуда-то такие мнения о непомерных требованиях берутся. Вот мы и решили рассказать о том, как идёт процесс адаптации к российской действительности одной семьи, прибывшей в Ржев из Луганской области ещё в июне. Тогда мы рассказывали о её первых шагах на русской земле, теперь пришло время поведать, что изменилось за прошедшие два месяца.

Итак, Наталья Осипова, мама троих детей – двух девушек возраста юридической самостоятельности и мальчика, которому только восемь лет. А ещё у Натальи Анатольевны есть своя мама, вполне работоспособная, но пенсионного возраста. Приехали они без денег, которые Киев перестал выплачивать ещё за два месяца до их отъезда, и без вещей, налегке, что называется. И надежда была только на российскую помощь и русское гостеприимство. Но ведь в данном случае люди не в гости приехали, а на постоянное житьё-бытьё, что влечёт за собой совсем иной масштаб проблем, требующих решения. Вот что рассказывает Наталья Анатольевна о самых первых впечатлениях от того, с чем ей пришлось столкнуться в Ржеве. Прибыв к нам в самом конце июня, они сразу обратились за помощью в миграционную службу, где сообщили, что необходимо собрать пакет документов для получения статуса и, так сказать, узаконивания своего пребывания на российской земле. Посоветовали обратиться к городской власти.

В администрации семья Осиповых оказалась далеко не первой среди украинских беженцев, обратившихся за помощью. На приёме сказали, что могут дать общежитие, но надо немного подождать. С оформлением документов, как всегда это у нас и бывает, быстро не получилось. Причем говорила об этом Наталья очень осторожно, явно боясь обидеть журналиста, но вряд ли она открыла нам какую-то тайну. Мы и без неё знаем неторопливый стиль работы нашей бюрократии. Но общежитие в аграрном колледже было получено – целых две комнаты, которые следовало ещё привести хотя бы в относительный порядок. В этом помогали предприниматели, не остались в стороне и директор учебного заведения, и комендант общежития. В общежитии их всех и зарегистрировали, дали, так сказать, документ на проживание.

Помимо хлопот по натурализации потребовалось пройти и медосмотр. Детей осматривали на месте. Приезжали доктора из детской больницы, проводили первичный медицинский осмотр. В этом семействе все оказались практически здоровы, если не считать тех хронических заболеваний, которые приобрели старшие члены семьи за годы жизни. Потом Наталья Анатольевна обратилась в Центр занятости, где её поставили на учёт. Разрешение на работу было получено, медосмотр пройден, и Н.А. Осипова приступила к работе в швейной мастерской, которая арендует площади на территории ОАО «Элтра». Нашлась посильная работа и для матери, так что постепенно, как говорится, жизнь стала налаживаться.

Добрые люди тоже не забывают, помогают, чем могут. Скажем, недавно на день рождения Наталье подарили телевизор и тумбочку под него. Появился в комнате и платяной шкаф, а то ведь одежду некуда было ни повесить, ни положить. Наталья Анатольевна очень признательна всем хорошим людям, которые поддержали их семью в тяжёлый момент. А больше всего подаркам радуется младший Артур, особенно, когда ему подарили велосипед, и он начал на нём нарезать круги вокруг общежития. На вопрос, какие проблемы её сейчас беспокоят, Наталья Анатольевна ответила, что главный вопрос – учёба дочерей. Их документы остались в колледже в Дружковке, есть только справки об окончании определённого курса. А в колледже в августе все были в отпуске, и вытребовать документы пока не представлялось возможным. Ждут начала учебного года, но можно ли их будет переправить, пока непонятно. Проблема, одним словом. А так – быт худо-бедно налаживается, переселенцы установили на этаже дежурство, следят за порядком, обещают им сделать душевые. Вот только дверь да окно в комнате, где живёт сама Наталья, совсем развалились, а это в преддверии осенней поры не есть хорошо. Кстати, семейство Осиповых откровенно побаивается русской зимы и наших морозов. Говорят, что у них при пятнадцати градусах мороза и сильном ветре холодина страшная. Пришлось успокоить: у нас при больших морозах ветров практически нет, так что всё не так страшно. Главное – иметь тёплую одежду, и вот здесь явно потребуется помощь. Помощь, которая идёт от человека к человеку.

Что касается помощи, которую оказывает беженцам Россия, то «вопрос не в её обременительности, а в её эффективности» (эти слова принадлежат Юрию Крупнову, председателю Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития). Это первый момент. Второй момент – надо показать, что ситуация с беженцами используется для резкого повышения эффективности жилищного комплекса и реализации новой индустриализации. Где мы возьмём жилье? Будем больше строить жилья. Где мы возьмём рабочие места? Президент три года уже про новую индустриализацию говорит, поэтому нужно просто создавать рабочие места. Вот так – в любой проблеме кроются и новые возможности, и новые решения, которые эта самая проблема и вызывает. А вообще все эти разговоры вокруг того, кто, что, кому и сколько сделал, не очень в русском стиле. Помогая другим, мы сами становимся чище, так что это и нам нужно, а не только тем, кто оказался в форс-мажорной ситуации. Мне больше по душе та история, которая произошла недавно в Ростове-на-Дону, и о которой рассказал интернет.

А дело было так. На вокзале билеты брала семья беженцев с Украины. Их 6ыло 6 человек, из них одна беременная девушка и двое детей до пяти лет, ехали до Северодвинска через Москву (там работает их отец на вахте, снял им комнату). Кассир подобрала самый дешёвый маршрут, вагон плацкартный. Назвала сумму за все билеты и вдруг увидела на лицах парня и матери слёзы. Дальше цитирую точно по тексту. «Спрашиваю: – А что случилось? В ответ тишина, а потом мать говорит: – Езжайте хоть вы с детьми, я уж как-нибудь проживу… Спрашиваю: – А сколько не хватает? – Да не хватает 4800 рублей на одного человека. За ними стоял парень-кавказец, протянул им 500 рублей, а за ним вся очередь, кто сколько мог, даже маленькая бабулька из платочка достала денежку и отдала. Я была в шоке – мир полон добрых людей! Видели бы вы лицо матери и её детей – они всех благодарили со слезами счастья на лице. Мать взяла билеты, поклонилась всем людям и сказала: – Дай Бог вам мира, россияне, а вам и вашим родителям здоровья – за то, что воспитали таких добрых детей! Вот, мы своей стране не нужны, а Россия нам помогает! Плакал весь вокзал». И здесь уже никаких слов не требуется.

 

Вера ГЛАДЫШЕВА. Фото автора.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

12345 (Пока оценок нет)
Загрузка...