В  насыщенные  различными  событиями  предпраздничные  дни  возникла  мини-сенсация,  автором которой стал телеканал РЕН. В одной из программ прошёл сюжет о том, что администрация Ржевского района якобы не даёт своего согласия на захоронение поднятых поисковым отрядом Н. Морозовой «Память» останков советских воинов. Показанный по ТВ материал показался каким-то, мягко говоря, странноватым. Непонятна, прежде всего, сама постановка вопроса. Ну, с чего бы это В.М. Румянцеву, весьма трепетно относящемуся к вопросам сохранения исторической памяти в целом и памяти о Великой Отечественной войне в особенности, препятствовать захоронению останков воинов на сельском кладбище? Кроме того, в отличие от столичных телевизионщиков, мы живём в Ржеве и хорошо знаем, что поисковые отряды предают земле обнаруженные в лесах и болотах останки наших солдат на городском мемориале советским воинам. Почему отряд «Память» не устраивает такой вариант, чем руководствуется глава района, не давая согласие на захоронение бойцов на кладбище в д. Погорелки, какими положениями регламентируется работа поисковых отрядов, и не нарушаются ли они в данном случае? Одним словом, вопросов накопилось более чем достаточно. И мы решили обратиться за разъяснениями к непосредственно вовлечённому в конфликтную ситуацию человеку – главе Ржевского района.


– Валерий Михайлович, скажите, пожалуйста, на каких основаниях действуют поисковые отряды, и как вообще могла возникнуть более чем непонятная ситуация с поисковым отрядом «Память»?

– Прежде чем отвечать, я хотел бы принести свои извинения читателям газеты. К сожалению, мне приходится отвечать на вопросы (и не только ваши), которых не должно быть по определению. Мы активно готовились к достойной встрече юбилея Победы, и поисковое движение рассматривалось нами как составная часть этой работы. Предполагается, что в год 70-летия Победы деятельность поисковых отрядов будет наиболее активна. Но не всегда поисковая деятельность осуществлялась в рамках закона. Раньше существовала большая группа так называемых «чёрных копателей», которые действовали исключительно в интересах наживы, не брезгуя при этом фактически мародёрством. На продажу выставлялось всё: оружие, ценности, солдатские медальоны, награды. С родственников погибших бойцов беззастенчиво взимались деньги. Государство вовремя заметило этот перекос и постаралось исправить ошибки. Часть «чёрных копателей» решили не нарушать законодательство и перейти на легальные формы работы. Число зарегистрированных поисковых отрядов растёт из года в год. Так, в областном Военно-патриотическом центре «Подвиг» на текущий год зарегистрированы 39 отрядов, которые хотят работать на территории Ржевского района. Одним словом, это большое движение находится под патронатом Министерства обороны РФ, и отряды действуют строго в рамках закона.

– Что говорит закон о процедуре подъёма и идентификации останков?

– Система этой работы достаточно хорошо отработана. Каждый отряд, подняв останки бойцов, должен предоставить их для эксгумации; останки, при которых найдены медальоны, проходят идентификацию, затем все документы отправляют в военкомат. И только после этого останки предают земле – по решению органов власти. Решением сессии Собрания депутатов района от 26 июня 2011 года № 121 все найденные на территории Ржевского района останки воинов должны быть захоронены на мемориальном кладбище в Ржеве. Смысл всей, безусловно, благородной работы поисковых отрядов состоит в том, чтобы выявить число погибших воинов на определённой территории. В случае нахождения медальона (что бывает редко) проводится идентификация, и в государственный реестр РФ заносятся данные о погибшем бойце. Если поисковикам удаётся найти родственников погибших, им сообщают о том, что близкий человек больше не числится пропавшим без вести.

– Все поисковые отряды работают на территории района, а это предполагает необходимость постоянных контактов с местными властями. Понятно, что проблем может быть много, а решать их надо быстро. Как вы взаимодействуете с поисковыми отрядами?

– В ходе контактов с поисковиками мы всегда находим взаимопонимание. До 2011 года не было разногласий и с поисковым отрядом «Память» (руководитель – Надежда Морозова). Отряд, занимаясь поиском погибших, захоранивал поднятые останки в д. Погорелки. Кладбище в деревне крупное, сюда постоянно приезжают родственники похороненных здесь солдат. И именно родственники обратились к районным властям с просьбой отремонтировать захоронение. И такое решение было принято – на ремонт в период с 2011 по 2015 год затрачено 549 тыс. рублей, в результате братская могила приведена в относительный порядок. Проводить новые захоронения на кладбище практически невозможно. Сейчас на этом месте мы строим часовню, и свободного места не осталось совсем. Уже в 2011 году с согласия Н.Н. Морозовой часть останков была предана земле на мемориале, который, собственно, и создавался именно с этой целью – для захоронения останков солдат, найденных на территории Ржевского района.

– Но дальше, кажется, история начала развиваться совсем по иному сценарию…

– Да, дальше начались непонятные события, которые до сего дня не нашли своего завершения. Вопреки логике, отряд «Память» в 2013 году сделал заявку на захоронение поднятых в районе останков именно в деревне Погорелки. 10 сентября Н. Морозова обратилась с просьбой о захоронении 740 останков советских воинов. Должен заметить, что именно в этом году начались отступления поискового отряда от нормативов, принятых в поисковом движении. Н.Н. Морозова в 2013 году задержала отчёт по поднятым останкам. Не были должным образом оформлены и сданы найденные медальоны, а, значит, те солдаты, которых можно было идентифицировать, так и пребывают в списке пропавших без вести. Мы провели с руководителем отряда разъяснительную работу, в итоге 14 октября 2013 года она согласилась с тем, что для захоронения останков 314 воинов в Погорелках будет выделено место. Остальные она обязалась передать для захоронения на мемориальном кладбище в Ржеве. Мы старались во всём идти навстречу отряду «Память», изготовили и привезли на место гробы. И что же происходит дальше? Н.Н. Морозова явочным порядком хоронит в Погорелках 604 человека, считая, видимо, так: если возможно предать земле 300 человек, то можно – и в два раза больше. Получается, что закон для руководителя поискового отряда не писан.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

12345 (12 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...