– Многие городские жители уже давно забыли вкус настоящего молока. Вы сами доите коров?

– Коров в округе осталось мало, плюс много больных. Раньше даже не подозревал, что коровы так много болеют. Мы сдаём большое количество анализов, чтобы самим понимать состояние наших любимок. Раздоем занимаюсь самостоятельно. Когда рождаются телята, дою только вручную. Могу сказать сразу: сельское хозяйство для меня – это состояние души, а не бизнес. Кто-то держит для души собаку, ну, а мы – коровок. Прибыльным этот бизнес, возможно, и станет в дальнейшем, если дети тоже захотят этим делом заниматься. Мы же пока в него только вкладываем.

\

«НАРОДНЫЙ РЫНОК» БЕЗ ПЕРЕКУПЩИКОВ

– Сегодня две проблемы стоят на пути рентабельности в сельском хозяйстве – сбыт и благосостояние населения. Когда приехал в деревню, хотел на трассе Рига-Москва поставить фермерский магазин. А сейчас пришёл к выводу, что он будет нерентабельным. По одной простой причине: чем меньше ассортимент, тем уже круг покупателей. Молоко, творог, масло, сыр, которые мы производим, – это слишком мало! Поэтому хочу открыть «народный рынок», чтобы продавать там можно было всё, что душе угодно – картошку, табуретки, веники, грибы… Может быть, и люди «проснуться», к земледелию и самозанятости потянутся?

Сегодня нет сбыта, нет связи между потребителем и реальным производителем – из-за этого не развивается сельское хозяйство. Между нами – перекупщики, а у них очень большая мзда. Например, хотят купить у фермера телятину за 200 рублей, а продают – за 600. Я кормлю животину, ухаживаю за ней – это входит в мои 200 рублей. А что входит в его 400, какие обязанности? Перекупщик говорит: «Стою у прилавка, очень устаю». И где же тут справедливость? Это звено прерывает всю цепочку, и я хочу его убрать.  Понимаю, что придётся быть администратором всего предприятия, но я к этому готов. Мне близки идеи социальной справедливости. Всё должно быть честно, открыто и распределено поровну. Трудности – поровну, счастье – поровну. Хочу найти как можно больше сторонников для рыночной площадки!

Рынок планирую «посадить» неподалёку от моей деревни – Новые Кузнецы. Глава района рассказал, что подобная идея уже значилась в его планах. Румянцев хотел открыть фермерский рынок у д. Барыгино. Но дело зачахло, поскольку не было человека, который смог бы его возглавить. И тут с идеей пришёл я. «Чем сможем – поможем», – заверил Валерий Михайлович. Площадку сам подготовлю, благо техника есть. Прошу только помочь с оформлением разрешительных бумаг, поскольку документальная работа по своему духу ближе к административной деятельности.

Кстати, когда до местных жителей, у которых есть личное подсобное хозяйство, такой слух дошёл, они сказали: «Вадим, начинай, а мы подключимся!». Но рисковать сами боятся. Приходится вновь идти в неизвестность одному, но это меня не пугает. Я же был городским жителем, коров видел только по телевизору. Но сел в трактор – и поехал. Сел в экскаватор – и начал копать. Потому что никто, кроме меня, этого не сделает. Первую корову нам в пять вечера привезли, а в час ночи она уже отелилась. И мы её сами доили. Страшно, адреналина много, но делать-то что-то надо! Поэтому – всё, вперёд!

– А почему фермерский рынок планируете открыть именно возле своей деревни?

– Чтобы городской житель, остановившись на трассе, смог проехать по дороге в деревню Новые Кузнецы ещё 800 метров и увидеть тех самых коров, которые дают молоко, оценить, как они содержатся, чем их кормят. Можно даже лично сесть и попробовать подоить, а банку с молоком забрать с собой. Плюсом служит ещё и тот факт, что недалеко от дома куда легче заниматься благоустройством самого рынка.

\

ХОЗЯЙСТВО – СТРАНА В МИНИАТЮРЕ

– А как же продовольственная безопасность страны, особенно на фоне санкций?

– Порой думаю: тем, кто живёт в мегаполисах, мы кажемся «лишними» людьми.

– «Пространственная стратегия» предполагает, что население должно сосредотачиваться в крупных центрах. Сначала «умерли» деревни, теперь исчезают районные города…

– Я думаю, это неосознанная политика. Если взять матрицу нашей русской души и образа жизни, а затем перенести эту схему на систему государственного управления, то мы поймём: власть просто не успевает реализовывать задуманное. Приступили к делу здесь, а в другом месте загорелось. Всё бросают, бегут туда дыры затыкать, будь то Украина или Сирия – нужно же везде успеть. В итоге всюду ничего не доведено до ума. Супруга порой меня ругает – я сельчанам порой помогаю. Позвонили – бросаю свою работу и бегу на помощь в соседнюю деревню. Своё хозяйство «подвинул», потому что понимаю: людям сейчас тяжело.