Если эту модель перенести на наше государство – получается то же самое. Хотят, но не успевают. У меня на хозяйстве так же. Сегодня время покосов, я и поехал косить. А тут супруга звонит: «Бык отвязался». Бросаешь начатое дело – бежишь, спасаешь то, что «горит». Моё хозяйство – страна в миниатюре, в которой я – руководитель. Хватаюсь за всё, и нигде не успеваю. Если бы мой трактор был народом, он бы тоже возмущался: «Хозяин, что же ты меня не чинишь – давно в простое, масло капает!». Возможно, мы как народ совсем сломаемся, как мой трактор, так что власти придётся всё бросать и реально заниматься нами. Но мне некогда размышлять над этими вопросами – работать надо…

\

ОСТАВИТЬ СЛЕД

– Сейчас смысл моей жизни – в том, чтобы оставить на земле что-то хорошее после себя. Не просто переехать из города в деревню, из бетонной коробки перебраться в деревянную, а оставить свой след на земле. Например, рыночная площадка не будет находиться в частной собственности, хочу сделать её народной, перевести в кооператив.  В сельском хозяйстве не ищу источника прибыли, для меня это, как я уже сказал, – образ жизни. Семь лет мы живём на земле, и лишь в прошлом году по статистике, которую ведём, впервые вышли в ноль. И это не считая своих трудов!

Вообще, работа на земле – очень тяжёлая, через себя её пропустил. Я бы каждому колхознику памятник поставил! Сейчас у нас есть техника, электроника – и то работать тяжело. Беседовал с пожилыми людьми – они доили вручную сотни коров! Знаю, что это такое – руки после дойки отваливаются. Или работали в раскалённом тракторе летом, когда в кабине – под 60 градусов…

– Вадим, разделяют ли дети ваши взгляды?

– Наши двери для них открыты. Но пока дети занимаются самореализацией в городе. Но там человек неизменно упирается в определённые правила. Они и на земле есть, но здесь гораздо больше свободы. Думаю, когда-нибудь они это поймут и приедут к нам. Конечно, хотелось бы найти единомышленников – вместе будет легче. Нам в «четыре руки» работать с супругой тяжеловато, но найти работников очень сложно. Супруга сказала, что своих коров никому не доверит. Можно доверить животных лишь людям, которые исповедают такие же ценности и взгляды на жизнь, как у нас, и не ради денег живут на земле.

Но лучше, чем я сам, всё равно никто не сделает. А так, конечно, очень хочется, чтобы близкие по духу люди приезжали в деревню и жили рядом.  Мы, люди земли, трудимся от зари до заката, – в течение дня многое нужно успеть. Из-за допущенных ошибок не переживаем разочарование, лишь делаем выводы. И идём дальше. Только сильные могут жить на земле и возделывать её, потому что это большой риск и ответственность! Убегать из города не надо – от самого себя не убежишь. Точнее, прибежишь в деревню с ещё большими проблемами. Я достиг своего уровня, но захотел прожить вторую жизнь. И я реально её проживаю в деревне Новые Кузнецы Ржевского района…

 

***

После встреч с такими людьми, как Вадим Тимофеев, появляется уверенность: будущее у русской деревни есть! Конечно, оно никогда не станет таким, как раньше. Оно просто будет другим. Но это будущее не менее красиво, и не менее возможно!
 

Ирина КУЗНЕЦОВА. Фото из личного архива