Ничего  не  поделаешь,  иногда  приходится  констатировать  собственную  профнепригодность.  Мы  с  Вадимом  Афанасьевым больше года на уровне «РП» писали историю создания Ржевского мемориала Советскому солдату, не пропуская ни одного этапа; ездили в Москву, Солнечногорск, сопровождали доставку первых элементов памятника из Белгорода; общались с десятками людей – от инициаторов и авторов монумента до рядовых строителей и случайных туристов. Но при этом и знать не знали, что у этого грандиозного проекта есть ещё и творческая группа поддержки – из литературной среды…

К стыду своему, стихотворение «Ржев», написанное Владом Маленко ещё в прошлом году, к открытию мемориала, лично я услышала совсем недавно. Нет, не тот вариант, что был озвучен «главным диктором страны» Игорем Кирилловым и показан в эфире телеканала «Россия 24», а другой – в исполнении самого автора. И поразилась степени его воздействия на сознание: эти строки (вкупе с видеорядом и музыкой) бьют буквально под дых, не оставляя в душе ни малейшего повода для безразличия. Да и возможно ли это, когда пронзительные стихи сопровождаются кадрами военной кинохроники и дня сегодняшнего, когда, например, один из немногих ныне здравствующих фронтовиков – столетний кавалер ордена Славы Фёдор Иванович Бирюков – возлагает цветы к Ржевскому мемориалу, а затем смотрит в небо, словно в очередной раз прощаясь с боевыми товарищами. А может быть, и на себя самого, только молодого…

И тогда мы с Вадимом нашли Влада – через ВК, попросили его об интервью, подготовили вопросы. Владислав Валерьевич не отказал, что делает честь человеку, преуспевшему сразу в нескольких своих ипостасях, познавшему и славу, и признание. Выходец из театра на Таганке. Актёр, режиссёр, поэт, баснописец. Худрук Государственного музея Сергея Есенина и Московского театра поэтов, Всероссийского фестиваля молодой поэзии и драматургии имени Леонида Филатова «Филатов-Фест». А ещё – тележурналист и радиоведущий, в частности, отмеченный наградами Минобороны и МВД РФ – за работу в горячих точках.


– Откуда оно, Влад, это название маленького города – «Ржев» – в вашем сознании, памяти, творчестве? Как именно вы связаны с Ржевом, и почему именно о нашем городе написано одноимённое стихотворение?

– Когда в 2011 году увидело свет моё стихотворение «Севастополь», люди из этого великого города разыскивала автора, будучи уверенными в том, что Маленко родился в Севастополе. Там ведь почти все тогда это стихотворение наизусть знали. В Мурманске была похожая ситуация, в Твери – тоже (хотя, когда я служил в армии, Тверь звалась Калининым)… Я не из Ржева, не из Севастополя, я родился в центре Москвы, в Оружейном переулке. У Пастернака – дом 3, у меня – 13…

Наверное, просто я из СССР, поэтому люблю своих. Ржев и предместья – особые места, советская Голгофа… Тут нельзя много слов. Это просто болит – и в сердце, и на карте страны.

– Стихотворение «Ржев» вы посвятили своему отцу. При этом трудно представить, что он фронтовик – скорее из поколения «детей войны». Если возможно, расскажите, почему появилось именно такое посвящение?

– Я уже говорил в одном из интервью, что целый год не мог написать «Ржев». Пробовал, но понимал, что это всё не то, что слёзные озёра не волнуются, и техника тут не поможет… А в день похорон отца встал в пять утра и просто записал всё, что папа мне надиктовал. Это очень просто, но совершенно необъяснимо. Поэтому – такое посвящение. Ничего подобного со мной никогда не было и, наверное, уже не будет.

Хотя я в любом случае посвятил бы «Ржев» отцу, поскольку Валерий Васильевич Маленко – не просто ребёнок войны: когда он был в животе у своей мамы, его отец, двадцатилетний лётчик Вася, уже погиб на фронте…

– Современники уже поставили «Ржев» в один ряд с легендарными произведениями о Великой войне, написанные Твардовским, Симоновым, Лисянским (все они тоже писали о боях под Ржевом). Их влияние на ваше творчество для вас очевидно, или речь идёт о своём собственном пути, без оглядки на авторитеты?

– Как это – «без оглядки»? Оглядка – это корни. Только так. Я каждый день смотрю в бинокль на Пушкина, Лермонтова, Блока, Гумилёва, Цветаеву… И на Сашу Чёрного смотрю, и на Гийома Аполлинера, и на Лорку, и на великого Гёте!

– В Ржеве многие десятилетия ведутся поисковые работы; скажем, отряд «Память 29-й армии» ежегодно поднимает сотни солдат. Как вы относитесь к этой миссии, стоит ли тревожить павших – не достаточно ли некого собирательного памятника «всем» погибшим на Ржевской земле?

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.