Мы сидим в скромной квартире Евгения Михайловича Шелехова – в доме-«гармошке», что на «семи ветрах», слушаем рассказ ветерана о пережитом и невольно ловим себя на мысли, сколь велика ценность его воспоминаний – из первых уст, от свидетеля военной трагедии, фронтовика. В Ржеве и районе их осталось чуть больше 30, но тех, кто активен и в состоянии, по крайней мере, принять участие в торжественных мероприятиях в честь Дня Победы, – меньше, чем пальцев на одной руке. Евгений Михайлович – один из таких героев. Ему бы в статусе «детей войны» встречать этот праздник, а он заслуженно ветеранское звание носит: в октябре 1943-го его, 16-летнего паренька, призвали в Красную Армию и направили на 1-й Белорусский фронт. Две недели «учебки» и 8 месяцев на передовой, где каждый день он встречал, как последний. Но – выжил, вопреки всем смертям, а может, благодаря вышедшему позже сталинскому приказу – впредь не направлять несовершеннолетних на фронт…


Женя родился в декабре 1926-го в обычной крестьянской семье. Его родной деревни с необычным названием Высочка (Сытьковский сельсовет) давно нет на карте Ржевского района, а тогда, до войны, дворов здесь хватало, благо большой колхоз находился по соседству – «Новая жизнь». Жили бедно и трудно, в поте лица зарабатывая хлеб свой, но на жизнь не жаловались, ведь так воспитаны были: «Раньше думай о Родине, а потом – о себе». Вот и Женя, окончив шестилетку, пошёл в колхоз пасти скот – ко всему прочему, надо было помогать родителям.

Ему было всего 14, когда началась война. С первых военных дней из Высочки уходили на фронт местные мужики: проводы всей деревней до сборного пункта в Сытькове, суровые лица новобранцев, слёзы их жён и матерей стали для парня олицетворением надвигающейся беды. С болью в сердце провожая в армию старших брата и сестру, он и представить себе не мог, какие испытания выпадут и на его долю…

***

В октябре 1941-го, когда уже выпал первый снег, через деревню прошли отступающие части Красной Армии, а у большака остались лежать шестеро раненых бойцов. «Их бы в госпиталь доставить», – попросил сержант, обращаясь к деревенским жителям, и Женя вызвался помочь. Поскольку все лошади в округе были отправлены для нужд фронта, в качестве тяговой силы решил использовать единственную оставшуюся «на довольствии» кобылу – истощённую да хромую. Запрягли её в сани, перетащили в них солдатиков, и Женя Шелехов двинулся в сторону Ильигор.

Откуда только силы взялись в этом невысоком худеньком пареньке! При переправе малой речки, уже подёрнутой коркой льда, кобыла упала – пришлось снимать обувь и вызволять её из ледяной воды, при этом сам продрог до костей. В ближайшей деревне, куда он кое-как, наконец, добрался, никто не откликнулся на просьбу о помощи. Лишь одна женщина вынесла из дома рваное одеяло, чтобы укрыть раненых. Делать нечего – поехал дальше, да вскоре лошадка совсем обессилела: встала, как вкопанная, – того и гляди, падёт. Вот тут уже отчаяние овладело парнем – как бросить солдат прямо на дороге, совсем близко от цели! На счастье, местные приметили нежданных гостей. Вошли в положение, распрягли кобылу да прямо на себе доставили сани до ближайшей школы, где был развёрнут временный госпиталь. А там раненых не принимают, ведь немцы были уже на подходе. Только ничего другого было не дано – оставил Женя бойцов в коридоре, хотел было в обратный путь податься, но… угодил прямо в руки фашистов.

«Партизан?» – спросил один из них и потащил паренька в ближайший дом, где их уже дожидались другие немцы. Надеясь выяснить место расположения партизанского отряда, парня пытали – били, душили, ломали пальцы, а когда попытались иголкой выколоть глаза, от боли и ужаса Женя потерял сознание. А когда очнулся, хозяин дома сказал, чтобы он, пока фашисты не вернулись, поскорее забирал свою лошадь и ехал домой – иначе расстреляют…

Вскоре немцы оккупировали и Высочку. Жили под страхом смерти, познав голод, холод, болезни. Только уже через два месяца оккупанты оставили деревню – правда, при отходе сожгли её практически дотла; не избежал этой участи и дом Шелеховых. Евгений Михайлович и сейчас помнит, как мать тогда бросилась прямо в огонь – насилу её удержали. Поселились в уцелевшем домишке на окраине – все 14 семей, переживших «немецкий порядок».

***

В октябре 1943-го Евгения забрали в армию – он служил в составе 393-й дивизии 6-й армии. Здесь он получил обмундирование – первую нормальную одежду за всю свою жизнь. И относительно полноценное питание. Около двух недель молодых парней обучали управляться с ручным пулемётом Дегтярёва, а затем – отправили на передовую. Свой первый боевой опыт он запомнил навсегда: дело было под Витебском, новобранцев бросили в бой, и пока они занимали оборону, полк потерял треть своего личного состава.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.