ПОТРОГАТЬ РУКАМИ ИСТОРИЮ — Москва, Курская дуга, Сталинградская битва — все они давно получили известность, в память о них построены монументы и мемориалы, написаны книги и сняты фильмы. А здесь, под Ржевом, открыли мемориал Советскому солдату лишь совсем недавно. Вот и фильм вышел — «Ржев». А раньше об этих страшных боях рассказывали лишь несколько произведений. Да хранила человеческая память. На мой взгляд, события под Ржевом должным образом не представлены в той же литературе, — говорит председатель совета федеральных координаторов Всероссийского добровольческого движения «Волонтёрская рота» Антон Демидов.

Во время разговора сзади к нам подкрался огромный оранжевый Jeep Wrangler. Две молодые девушки только что вернулись с раскопа, где обнаружили останки бойца, — им требовался антропологический баннер.

— Поедешь с нами? Здесь рядом, — предлагает Антон, рассматривая фото с раскопа на телефоне. — И обратно тоже доставим.

Вопрос в общем-то решённый: я не для того ехал в окрестности д. Есёмово, чтобы смотреть на безусловно прекрасные палатки и домики военно-патриотического лагеря имени Фёдора Охлопкова, между которыми бродят оставшиеся здесь несколько человек. В лагере, конечно, интересно и красиво, но не более того. Здесь — быт. Он, кстати, неплохо организован: можно сказать, прямо в лесу возник мини-городок поисковиков. Ребята живут отрядами, в отдельных палатках. В лагере есть музей, антропологический центр, сцена и даже скалодром. Вечерами можно не только ничего не делать, но и проводить время с пользой: лекции, игры, спорт — здесь всего с избытком.

Но я приехал в лагерь не вечером, а в первой половине дня. В это время здесь остаются только те, кто занимается организацией смены (кстати, второй по счёту — она чисто московская, и название у неё соответствующее — «Город Героев Москва»). А все участники — там, на поиске погибших солдат. И там же, в ржевских лесах, происходит то преображение молодых участников «Волонтёрской роты», когда они находят «своего солдата». Антон так и сказал:

— Они меняются. Поисковая работа — не только серьёзный добровольный труд взрослых мужиков. Это ещё и некая романтика. Дети становятся такими же. На свой лад, конечно, но это хорошо видно, — они «вырастают», взрослеют, мужают. Ребятам, которые находят останки бойцов, больше ничего объяснять не нужно — никакие «патриотические» речи уже не требуются. Ведь они своими руками потрогали историю! А что может стать более сильным стимулом к осознанию масштабов катастрофы Великой Отечественной войны?

НА РАСКОП! Мы садимся в тот самый оранжевый Ранглер. С Сашей — так написано на бэйдже. Он захватил с собой баннер, который требуется на раскопе, бросил его в багажник и теперь пытается найти в машине дополнительный разъём USB, чтобы зарядить телефон. Разъём, судя по всему, только один, и он занят флешкой. Это порождает дилемму: ехать без музыки, но с навигатором, либо весело, но по памяти. Разрешается проблема ожидаемо: флешка отправляется в бардачок, телефонный кабель занимает её место, и теперь мы уже наверняка приедем куда надо.

Это действительно недалеко: километров пять по трассе, потом сворачиваем на просёлок, и дорога в целом заканчивается. Пересекаем небольшой ручей и заезжаем в подлесок. Ехать интересно; машина потихоньку, но уверенно пожирает ухабистые метры грязи, навигатор издаёт какие-то рекомендации. Вот и поворот налево, но он «занят». Прямо на повороте стоит машина без хозяев — они оставили её на обочине и ушли в лес. По своим делам. Оказывается, неудачно припарковаться можно даже в лесу. Но Саша уже знает, что участок можно объехать по полю.

Проезжаем ещё метров 300 подлеска и сворачиваем прямо в поле, неожиданно ровное. Мелкая поросль гнётся под бампером машины и пропадает под ней, как под танком, чтобы мгновенно распрямиться позади нас. Вот и дорога. И уже совсем близко мелькают белые и красные футболки ребят из «Волонтёрской роты». Они расположились на краю леса и уже практически закончили работу и ждали обед. Но поскольку мы доставили на раскоп баннер, до момента подвоза провизии ещё можно было немного поработать.

УБИТ ПОДО РЖЕВОМ… — Пошли, посмотрим, — говорит один из старших группы, взрослый, и мы заходим в летний ржевский лес. — Вот здесь мы копали в прошлую смену, подняли двух бойцов, — показывает он на разрытую землю и груду «настрела» (пустых гильз) возле неё. — А наш — там, — и мы уходим направо.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.