Недавно  в Ржеве открылся Музей древлеправославной культуры.

Нашим прихожанам всегда была очень близка тема древлего благочестия: богослужения в храме свт. Николы на Берсеневке уже около тридцати лет совершаются по старому обряду. И, естественно, такое событие, как открытие нового музея, тем более приуроченное к 400-летию со дня рождения духовного вождя старообрядчества протопопа Аввакума, не могло не остаться вне поля зрения нашей общины.


Музей разместился в Покровском старообрядческом храме. Для этого оборудовали хоры в западной его части, которые зрительно разделили храм на две части — богослужебную и собственно музейную. Настоятель о. Евгений Чунин заметил: несмотря на такой компромисс, решение о размещении музея в храме всё же вызывает некоторое напряжение — особенно у консервативно настроенных прихожан. Но надо понимать, что других вариантов на данный момент просто нет.

Интересна история самого Покровского храма. Построен он был в 1908-1910 годах — после Указа императора Николая II «Об укреплении начал веротерпимости». В 1930-е несколько раз пытались его закрыть, но община отстояла. Храм полностью сохранил свой иконостас, чудом уцелел в годы войны, и это — милость Божия. Ржев, город-фронт, был разрушен практически полностью, но ни одного прямого попадания в Покровский храм не случилось, хотя всё тело его испещрено выбоинами, а в экспозиции музея представлена покорёженная пулями медная икона. Немцы в упор расстреляли настоятеля о. Андрея Попова (его могила находится близ храма). Пытались вывезти иконостас, но каким-то непостижимым образом диакон уговорил их не трогать святыню. Отступая, фашисты заминировали храм, согнав в него более двухсот горожан. Он должен был стать огромной братской могилой, но Господь спас и людей, и церковь.

О. Евгений встретил радушно, сам провел экскурсию. По его словам, Ржевская община более 20 лет вела работу по созданию музея. Совместно с учёными изучали документы, которые хранились здесь, в процессе обнаруживали эксклюзивные записи, связанные с историей Ржева. Многие архивные документы не представлены научной общественности — работа с ними ещё только предстоит.

В Ржеве среди населения исторически преобладали старообрядцы. В городе в XIX веке построили несколько моленных домов, которые своим богатым внутренним убранством нисколько не уступали храмам официальной Церкви.

Разные архивные источники проливают свет на то, как проводился в жизнь план внедрения единоверия. К примеру, представленное в экспозиции письмо обер-прокурора Протасова архиепископу Тверскому Григорию, датированное 1836 г., касалось устроения в Ржеве единоверческой церкви. Графу Толстому, Тверскому гражданскому губернатору, было предписано осмотреть дом, где находилась «раскольническая» моленная, и если он найдёт удобным, — устроить в ней единоверческую церковь. Здание моленной (Благовещенской часовни) при Успенском кладбище было признано подходящим и со всем имуществом («иконостас с образами, алтарь, престол, крылосы, хоры и все церковные принадлежности») передано на устроение единоверческой церкви. В 1843 году её переосвятили во имя Успения Богородицы. Так появилась первая единоверческая церковь в Ржеве. Гораздо более трагические события сопровождали возникновение в городе второй единоверческой церкви.

Старообрядческая моленная, что на Троицкой улице (ныне — улица Декабристов), представляла собой «высокое в городе здание и на высоком месте… с железными в окнах решетками, с двумя по сторонам двухэтажными флигелями, садами, прудами, плотиною на реке для прохождения на освящение, и оградою, вмещающею несколько десятин возделанной земли для овощей бродягам. Она вся расписана и весьма богато отделана, т.к. быть церкви, только без главы и креста наверху». В феврале 1857 года эта моленная была с особой жестокостью со стороны церковных и городских властей изъята у староверов. Началось всё с того, что обманным путём было собрано необходимое число подписей и подана петиция к императору о том, что верующие Ржева просят передать им моленную для переосвящения её в единоверческую церковь (таким же обманным путем, кстати, отобрали у старообрядцев Никольский храм на Рогожском кладбище в Москве). Инициатором выступил духовник Н.В. Гоголя, протоиерей Успенского ржевского собора Матвей Константиновский.

Старообрядцы, не желая уступать свою моленную, организовали в ней постоянное дежурство. На улицах города пестрели объявления о том, что всех старообрядцев ждут «страшные наказания» — ссылки, избиения, штрафы… Жандармы отнимали у строптивых староверов иконы, кресты, таскали их за волосы, избивали, на морозе поливали холодной водой из пожарных труб. Однако ревнители древлего благочестия стояли в ледяной одежде и не трогались с места.

Конная полиция пыталась прорваться во двор. Защитники протянули руки вперёд, и кони не пошли на них. В городе было введено военное положение, в Ржев стянули регулярные войска. Против безоружных восставших были посланы два гусарских и один пехотный полки. «Раскольников» силой вытолкали с территории моленной, арестовали, допрашивали. Санкт-Петербургский генерал Ефимович лично просил их отдать моленный дом, обещал в этом случае свою помощь в избежании наказания. Понимая, что больше ничего уже сделать нельзя, старообрядцы согласились.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.