История Польского государства одновременно возвышенна и трагична. Претензии на владение соседними землями, многочисленные войны, потом – разделы, затем – вхождение в состав России, обретение независимости. 1 сентября 1939 года нападением на Польшу началась Вторая мировая война. И, наконец, сегодняшний день: официально объявленная русофобия, снесение памятников советским воинам, забвение истории… У 800-летнего Ржева с Польшей и поляками – давние отношения.


В «СМУТНОЕ ВРЕМЯ»

В начале XVII века началась в России «смута». Менялись властители, шла ожесточённая борьба за русский престол. Одним из первых претендентов на шапку Мономаха стал Григорий Отрепьев – Лжедмитрий I. В Ржеве до сих пор бытует легенда, что побег в Литву и Польшу Григорий совершил именно из нашего города. В старину даже показывали корчму, в которой сидел Отрепьев перед побегом.

О позиции ржевичей во время польской интервенции тоже существуют различные сведения: одни пишут о том, что наши земляки «предались тени самозванца», другие убеждены в их приверженности московской власти. Одним из известнейших россиян «смутного времени» был Дионисий Зобниновский (Ржевский). Он родился в нашем городе в 1570 (1571) году. Потом постригся в монахи, служил в соседней Старице. Затем Дионисий стал игуменом Троице-Сергиевой лавры. И во время польского нашествия он обращался к русским людям с грамотами, в которых звал их на борьбу с оккупантами. Изображение Дионисия можно увидеть на памятнике Минину и Пожарскому в Москве. И в праздник – День народного единства, который был утверждён в честь освобождения Москвы от поляков – вспоминают и нашего земляка.

fbn26102016-0-1

Другим ржевитянином, отметившимся в борьбе с польскими захватчиками, стал Давид Жеребцов. Он состоял в родстве со многими дворянскими фамилиями России (в том числе – с Игнатьевыми), имел земли на территории Ржевского уезда. Во время «смуты» Давид Жеребцов был одним из военачальников в дружине Скопина-Шуйского. Наш земляк погиб в борьбе с оккупантами из Польши.

История сегодня пополняется новыми фактами и фамилиями. А вот увековечение этой памяти как-то запаздывает. Мы уже публиковали в «Ржевской правде» статью профессора МГУ Ярослава Леонтьева о герое освободительной борьбы Жеребцове, а в нынешнем году Леонтьев выступал на научно-практической конференции в Ржеве с докладом. Но в ответ – вновь тишина. А ведь к ржевской земле имеют отношение два выдающихся деятеля «смутного времени»: игумен Дионисий и Давид Жеребцов.

fbn26102016-0-8

Вообще, во время польской интервенции на город и уезд не раз совершали набеги польские войска. Здесь побывали гетманы Лисовский и Ходкевич, польский король Сигизмунд III. Через Ржев проезжала вдова Лжедмитрия Марина Мнишек. Василий Шуйский поступил с ней благородно, и через наш город она свободно проследовала на родину, в Польшу. В Ржеве сохранилась ещё одна легенда о польском нашествии. Согласно этим сведениям, когда в город вошли поляки, жители Князь-Дмитриевской стороны спрятались в церкви. Тем не менее, многие ржевитяне отдали тогда Богу душу. И легенда рассказывает о кровавых ручьях, стекавших в Волгу. Те же, кто схоронился под церковными сводами, уцелели, поэтому впоследствии ржевитяне и назвали церковь Спасской.

fbn26102016-0-7

«Смутное время» на ржевскую землю принесло разорение. Поляки нанесли Ржевскому краю ужасный урон, и восстановление Ржева и уезда продолжалось практически весь XVII век.

 

БЕЖЕНЦЫ С ПОЛЬСКИХ ЗЕМЕЛЬ

После разделов Польши в конце XVIII века часть её территории вошла в состав Российской империи. Поляки переселялись в русские города, служили в армии России. Как мы знаем, в Ржеве дислоцировался 1-й уланский (драгунский) Санкт-Петербургский полк, и в его составе служило немало выходцев из Царства Польского. Во второй половине XIX века в списках полка значилось немало польских фамилий: Кролевецкий, Боровский, Чевакинский. Врачом соединения был Степан Малаховский. Позднее его сын Евгений Степанович тоже стал медиком, и долгие годы служил в Ржеве (о Е.С. Малаховском расскажем позже).

fbn26102016-0-4

Когда началась Первая мировая война, ржевские кавалеристы разных национальностей ушли на фронт, и в Ржев они больше не вернулись. Но зато население древнего города резко увеличилось в начале XX века – за счёт беженцев с польских земель. Из Белостока и других городов сюда переехала не только гимназия, но также другие организации и предприятия. По данным на 5 мая 1916 года в Ржеве находилось 5778 беженцев (в основном – из Польши). Среди них – немало поляков, впоследствии ставших весьма известными в городе педагогами, врачами, художниками.