Этот материал был опубликован в декабре 1942-го в американском журнале «Time», и взгляд американского журналиста на события на Восточном фронте того периода представляются нам весьма любопытными, тем более что в материале идёт речь о Ржевской битве – тяжелейших боях на подступах к нашему древнему городу и его значении для исхода не только Великой Отечественной, и но и Второй мировой войны. Впрочем, обо всём судите сами.


ЛЮБИМЕЦ СТАЛИНА

Немцы проигрывают войну в России, а значит – и Вторую мировую

… На замёрзших равнинах у Ржева западнее Москвы, на Дону, в волжском «коридоре» под Сталинградом, в снегу и грязи на Кавказе – по всему фронту русские наступают. Но судьбу немцев решает не только это.

Против них работает время. Против них работают прежние победы и прежние неудачи. Упорная оборона, отступления и контратаки Красной Армии. Потери, понесённые вермахтом под Смоленском, Ржевом и Москвой. Напрасно загубленные люди и техника, драгоценные недели, потраченные при штурме Севастополя. Гигантские пространства Украины, кубанские степи и Северный Кавказ, захваченные, но доставшиеся дорогой ценой. И, наконец, сталинградская мясорубка. По отдельности ни одна из этих великих битв, осад и атак не могла истощить немецкую военную машину. Но все они, вместе взятые, спасли Россию и спасли Красную Армию.

Без учёта этого обстоятельства сообщения и заголовки в прессе неизбежно создают впечатление, что в ходе первого зимнего наступления 1942 года для русских поставлено на карту буквально всё. Но это мнение явно не разделяет генерал армии Георгий Константинович Жуков, суровый, резкий крестьянин, коммунист и солдат, – он командует войсками под Ржевом и самым непосредственным образом участвует в планировании других наступлений.

\

МОСТ

Как положено любым солдатам любой армии, красноармейцы из небольшого подразделения офицера инженерных войск Сосновкина ворчали и ругались. Они знали, что приказ отдал генерал Мухин – командующий на этом участке фронта под Ржевом. И, конечно, поняли, что сам генерал Мухин тоже получил указания. От человека, которого они никогда или почти никогда не видели воочию, чьё имя практически не встречалось на страницах «Красной Звезды» и «Правды», которого все в Красной Армии называют просто – своим «любимцем». Но именно на долю Сосновкина, худощавого, невзрачного человека в серой шинели, выпала миссия сообщить солдатам, чего именно хочет от них «любимец» – генерал Жуков.

Он хотел, чтобы они построили мост через реку недалеко от Ржева. Но немцы, засевшие на другом берегу, были начеку. Поэтому мост надо было соорудить таким образом, чтобы они не заметили ни строительства, ни готовой конструкции. Солдаты недоуменно слушали инженера Сосновкина, и каждый из них наверняка задумался – как же выполнить требование неугомонного «любимца»? А потом взялись за работу.

Офицер Сосновкин решил: мост нужно сооружать постепенно, секциями, и при этом под водой, в 18 дюймах ниже поверхности. Ночь за ночью на своём берегу реки – там, где немцы не могли их увидеть, его люди учились строить мост под водой. Они устанавливали бревенчатые опоры на основаниях из камней, а потом привинчивали к ним поперечные балки щедро смазанными маслом болтами и гайками. Они учились делать всё это в темноте, в ледяной воде, на ощупь.

Берег, который занимали русские, был пологим и плоским – он легко просматривался немцами с крутого и высокого противоположного берега. Поэтому Сосновкин решил начать строительство с противоположной стороны – немецкой, под прикрытием крутого склона.

Однажды ночью, когда луна скрылась за облаками, а реку заслонила пелена метели, лучшие пловцы пересекли её с камнями для оснований – они были уложены на плотах в свёрнутые шинели. Другие плыли, держась за брёвна. Синие от холода, молясь, чтобы прибрежный лёд не треснул, выдав их присутствие, они в полной тишине собирали первые секции. Солдаты работали у берега по грудь в воде: плывущие льдины царапали их до крови и порой сбивали с ног.

В какой-то момент немцы почувствовали: что-то не так! И открыли стрельбу наугад по чёрной поверхности реки, ранив нескольких русских сапёров. Но солдаты Сосновкина вернулись на вражеский берег и на следующую ночь, и на третью – тоже. Немцы их так и не обнаружили; русские бойцы завершили сооружение моста.

Утром того дня, который указал «любимец», инженер Сосновкин воткнул вешки в тонкий лёд над своей переправой. Он стоял у реки, кутаясь в серую шинель, и ждал. Внезапно раздался грохот: русские начали артподготовку. Сосновкин видел разрывы снарядов, накрывающих немецкие позиции. Затем из леса за его спиной выползли русские танки в белой камуфляжной окраске, нащупывая дорогу. Ломая лед, они вышли на мост. Рота за ротой танки переходили реку на глазах у ошеломлённых немцев. Так началось наступление на Ржев.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.