Окончание.

ВОЛНА

Если  наступление  на  Центральном  фронте способно увенчаться грандиозной победой, то под Сталинградом Красная Армия такую победу, похоже, уже одерживает. За вторую неделю с момента главного удара – и десятую неделю попыток маршала Семёна Тимошенко прорваться в излучину Дона и деблокировать Сталинград, выйдя немцам в тыл, – русские захватили позиции, на которые они теперь будут опираться, чтобы победно завершить наступление.

Они очистили от немцев огромный, слабо защищённый участок в излучине Дона глубиной от 50 до 100 миль, к западу от коридора между этой рекой и Волгой. Это вынудило немцев занять оборонительные позиции на восточном берегу, повернувшись лицом к русским на западном берегу и спиной к Сталинграду. Затем русские блестящей атакой прорвали оборону в новом немецком «тылу». По словам русских, они уже контролируют все основные железнодорожные пути к Сталинграду, и даже оседлали ветку, ведущую от этого города на запад, к Дону. Судя по всему, Красная Армия также захватила или контролирует большинство шоссейных дорог, используемых немцами.

Согласно этим сообщениям, трёхсоттысячная немецко-румынская армия уже почти «закупорена» в Сталинграде и степях вокруг города. Окружение, капитуляция или уничтожение этой группировки, а также утрата Гитлером важнейшего опорного пункта на юге России стали бы для него катастрофой, превосходящей по масштабам разгром в Ливии. Однако на прошлой неделе германское верховное командование проявляло странное спокойствие. В официальных коммюнике и радиопередачах из стран «Оси» не наблюдалось той истерии, что сопровождала предыдущие неудачи немцев в России.

Нагляднейшим проявлением этого спокойствия стало немецкое сообщение, напоминающее по тону их точный (и столь же безмятежный) прогноз относительно наступления под Ржевом. В нём говорилось, что Красная Армия сосредоточивает силы под Воронежем, где прошедшим летом ей удалось удержать плацдарм на Дону, в 300 милях к северо-западу от Сталинграда, готовясь к наступлению на юг, в направлении Ростова. В результате такого наступления, если оно увенчается успехом, все армии стран «Оси» в районе между Волгой и Доном полностью окажутся в ловушке; немцам будут отрезаны пути отступления на линию, которую они занимали летом (Таганрог-Харьков-Курск-Орёл).

Захлебнувшееся германское наступление на Кавказе будет полностью обречено, а возможно, перерезанными окажутся и последние маршруты снабжения действующих в этом районе армий и пути их отхода в Крым. Наконец, немцам придётся задействовать ещё больше резервов, которые и так истощаются.

\

ЖУКОВ

Иосиф Сталин держит своих советников поблизости. Генерал армии Жуков (ему 45, а по другим данным – 48 лет), кавалер звезды Героя Советского Союза и ордена Ленина, победитель японцев в Монголии, занимает пост первого заместителя наркома обороны, то есть в советском военном руководстве стоит ниже только самого верховного главнокомандующего – Сталина. Георгий Жуков участвовал в Красной революции, служил под командованием знаменитого наставника советских военных кадров Михаила Фрунзе. До 1941 года этот кавалерист и страстный охотник преподавал в военных училищах, занимал командные должности в штабах и частях Красной Армии.

Даже русские знают о нём немногим больше, потому что генерал Жуков старается держаться подальше от внимания общественности и газетных полос. Немногие иностранцы, которым довелось с ним встречаться, лучше всего запомнили его «львиное лицо» и массивную, тяжёлую челюсть. Как и все командиры, сделавшие удачную карьеру в Красной Армии, он – член компартии, и (в отличие от некоторых) действительно предан своему делу.

После Финской войны Жуков заявил: «Мы не были бы большевиками, если бы позволили славе победы заслонить выявившиеся недочёты в подготовке наших бойцов. Эти недочёты – результат косности и рутины». Задолго до того, как армия США усвоила этот же урок, генерал Жуков начал воплощать его в жизнь. Вместе с Тимошенко и Шапошниковым он повысил уровень подготовки красноармейцев, приблизив его, насколько возможно, к условиям современной войны.

После нападения немцев, когда эта война стала реальностью, Сталин поручил Жукову оборону Москвы и руководство зимним наступлением, которое отбросило немцев к их нынешним позициям возле Ржева. Прошедшим летом, когда немцы начали наступательную кампанию 1942 года, Жуков оставался на Центральном фронте и отвечал за удержание важнейшего плацдарма под Воронежем. В августе Сталин назначил Жукова первым заместителем наркома обороны, но сохранил за ним должность командующего Центральным фронтом. По причинам, известным лишь Кремлю, он оставил его в звании генерала армии, рангом ниже маршалов Шапошникова, Тимошенко, Ворошилова и других. Шапошников в последние месяцы болеет, и в ходе подготовки зимнего наступления Сталин всё больше полагался на своего любимца.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.