О ТОМ, КАК САМЫЙ ИЗВЕСТНЫЙ ГИТАРИСТ РЖЕВА, ВЫПУСКНИК ПУШКИНСКОЙ ШКОЛЫ МИХАИЛ ЗАЙЦЕВ СТАЛ СТУДЕНТОМ МГИМО  –  ОДНОГО ИЗ САМЫХ ПРЕСТИЖНЫХ ВУЗОВ МОСКВЫ, ПОСТУПИТЬ В КОТОРЫЙ НЕИМОВЕРНО СЛОЖНО…

Московский государственный институт (университет) международных отношений регулярно входит в рейтинг лучших учебных заведений мира и в первую тройку самых престижных вузов России. Средний проходной балл ЕГЭ для поступления на «бюджет» в университете не опускается ниже 95-96 баллов. В конце 2019-го МГИМО исполнилось 75 лет.

В юбилейном выпуске журнала «Международник» были опубликованы самые интересные, яркие и смелые истории студентов – с тем, чтобы оценить, в каком составе легендарный вуз встречает свой юбилей. Среди прочих в журнале опубликована и история ржевитянина Михаила Зайцева. Ну, а почему он был удостоен такой чести, судите сами.


ПОЙ, МОЯ ГИТАРА, ПОЙ!

– Мои родители увлекались бардовской песней и постоянно посещали различные «фестивали, конкурсы, концерты». С полутора лет я стал ездить вместе с ними. Когда мне исполнилось 5 лет, папа подарил мне маленькую гитару и показал три аккорда, а в 6 лет я уже выступал на большой фестивальной сцене, – вспоминает Михаил. – Наталья Иванова, мой педагог из ДШИ №3 им. Т.И. и А.Я. Волосковых, предложила мне всерьёз заняться классической гитарой…

В течение последующих 13 лет Михаил активно гастролировал, принимал участие в региональных, всероссийских и международных конкурсах. Как исполнитель фламенко стал победителем престижного профессионального фестиваля гитаристов «Кубок пятерых». В номинации «Гитара фламенко» ржевитянин занял первое место, а в «Классической гитаре» стал вторым. Но когда встал вопрос о будущей профессии, родители стали отговаривать Мишу от того, чтобы профессионально заниматься гитарой: музыкой зарабатывать на жизнь в нашей стране крайне сложно…

– Конечно, иногда я жалею о своём выборе. Музыка в моей жизни всегда была на первом месте, а теперь отошла на второй план. Но для души по-прежнему играю – в университетском оркестре MGIMO Symphony, – рассказывает Михаил.

– Именно в музыке я видел своё призвание и цель жизни. Но в 10-м классе появился интерес к математике и иностранным языкам. В результате поступил в МГИМО, на факультет международных экономических отношений. Специализацию буду выбирать на следующем курсе.

\

«УМНИК» ИЗ ПУШКИНСКОЙ

– Причём поступили вы на бюджет…

– По результатам ЕГЭ оказался на 213 месте, а всего на бюджетные места набирали 63 человека. Всего же было подано более 800 заявлений… Решил, что у меня есть шанс выложиться по максимуму на дополнительном вступительном испытании. В МГИМО, как и в МГУ, существуют дополнительные экзамены по соответствующим предметам – в зависимости от избранного направления. Для меня таким предметом стал иностранный язык. После испытания по немецкому языку «перепрыгнул» с 213 на 50 место: сдал немецкий на 78 баллов из 100. Это и помогло мне поступить.

– Как известно, МГИМО – единственный вуз в мире, куда можно попасть через «телевизор»: победитель телевизионной олимпиады «Умники и умницы» на Первом канале получает право поступить в институт без экзаменов…

– У нас давняя семейная традиция – смотреть «Что? Где? Когда?», «Брейнринг» и «Умники и умницы». Эту телепередачу 27 лет назад придумал заведующий кафедрой мировой литературы и культуры МГИМО МИД РФ профессор Юрий Вяземский. Когда мама включала по субботам телевизор, я смотрел на «умников и умниц» и хотел сам стать таким же, как они. Удивлялся, насколько участники телевикторины умные и эрудированные ребята! Но идея о поступлении в МГИМО пришла мне слишком поздно, да и без экзаменов по математике нельзя было поступить на экономическое направление. Теперь знаю многих ребят, ставших студентами МГИМО без экзаменов – исключительно благодаря победе в телевикторине. Они действительно – лучшие из лучших!

– Внезапно выяснилось, что у музыканта – математический склад ума?

– Точно не знаю, но пока всё получается: и математику сдаю на «отлично», и гуманитарные предметы. Хотя весь первый семестр сидел на лекциях и думал: что я вообще здесь делаю?! Среди студентов МГИМО сильная конкуренция: нам предлагают стажировки, а с третьего курса начинается выбор специализации. В университете действует рейтинговая система, и в конце каждого семестра мы узнаём свой средний балл из 100 возможных. За первый год, кстати, я получил 98,4. Приходится выбирать: или учиться ради оценок, или учить то, что тебе особенно интересно. Лично я предпочитаю читать больше литературы на тему международных экономических отношений и стране изучаемого языка, пусть даже в ущерб хорошим оценкам по социологии и психологии. В университете сейчас учу французский как первый язык, английский – как второй и немецкий – как третий.

– Вас привлекает культура Франции?

– Да, но не только. В 10-11 классах усердно штудировал физику. Ещё тогда моё внимание привлёк международный технологический проект, который разрабатывается во Франции – с участием России. Называется он ITER (International Thermonuclear Experimental Reactor) – речь идёт об экспериментальном реакторе, который работает на термоядерном водородном топливе. Сегодня в термоядерном синтезе видят панацею от многих бед, связанных с экологией, а перспективу решения грядущей энергетической проблемы связывают с термоядерной энергетикой. Кроме того, французский язык – это не только Франция, но также Африка, ведь Франция в прошлом являлась колониальной державой. И сейчас Африканский континент, часть которого говорит на французском языке, весьма интересный регион – в плане развития мировой экономики.

– Если Россия не будет продавать газ и нефть, что станет с нашей экономикой?

– Это очень интересный момент. Собираюсь заняться этим направлением, быть может, даже написать на эту тему курсовую работу. Вся политика и экономика сейчас действительно строятся на нефти, но, на мой взгляд, будущее – не столько за альтернативными источниками энергии, сколько за термоядерным синтезом. Это будет настоящий прорыв в развитии мировой науки!

– Но, Михаил, теперь МРОТ в России равен 12 130 рублям, или 195 долларам США, а в Экваториальной Гвинее – 216 долларам. Действительно, сложилась уникальная ситуация в новейшей истории. Россию догоняют уже и такие «экономические монстры»?

– Я пока не эксперт, а лишь студент второго курса экономического факультета, который изучает макроэкономику только первый семестр. Но поскольку Африкой в последнее время я действительно интересуюсь всерьёз, могу сказать, что причина успеха Экваториальной Гвинеи – в том, что эта страна – член ОПЕК, один из главных экспортёров нефти на Африканском континенте, где отчисления с нефти идут на социальную политику и развитие инфраструктуры. Средняя зарплата в стране – 1000 долларов. Впрочем, речь идёт о средней температуре по больнице, поскольку в Экваториальной Гвинее присутствует заметное социальное расслоение, и многие там живут меньше, чем на 1 доллар в день. Индекс Джини (по показателям неравенства доходов) – чересчур высокий, а индекс развития человеческого потенциала – в несколько раз отстаёт от развитых стран. К тому же не стоит оперировать номинальными величинами, поскольку реальная зарплата в таких странах крайне низкая.

\

ТАЛАНТАМ НАДО ПОМОГАТЬ

– Хорошо, Михаил, вернёмся к «родным пенатам». Сейчас такие города, как Ржев, поставляют молодых интеллектуалов в столицы. Давно замечено, что гении рождаются в провинции, а умирают в Париже. Образно говоря, учатся в Пушкинской школе Ржева, а затем поступают в МГИМО…

– Поддержка талантливой молодёжи, прежде всего, важна на муниципальном уровне, со стороны администрации Ржева. У нас много ребят, которые побеждают на олимпиадах различного уровня. Например, мой друг Нурлан Ализаде – также выпускник Пушкинской школы, победитель большого количества олимпиад на муниципальном и региональном уровне, «стобалльник» ЕГЭ по двум предметам. У меня немало друзей из провинциальных городов: это абсолютные победители и призёры сразу нескольких олимпиад. Но выходцы из провинции за свои интеллектуальные победы получают просто «спасибо», а ученикам московских школ вручают гранты, оказывая солидную финансовую поддержку. Причём материальную поддержку получают не только победители, но и педагоги, которые должным образом своих учеников подготовили.

– Бюджет города – дефицитный, но, кажется, на текущий плановый период финансирование победителей школьных олимпиад всё-таки было предусмотрено…

– Однажды проявил интерес к бюджетной политике нашего города: пытался выяснить, на что деньги приходят, куда направляются… Эти документы легко найти в интернете в свободном доступе. Жаль только, что их никто не читает. В молодых людей нужно вкладывать, чтобы они чувствовали поддержку. Действительно, есть ребята очень целеустремлённые, умные, активные. Хочется, чтобы у них всё получилось, чтобы они поступили, куда мечтали, а затем состоялись в избранной профессии.

– Несколько раз в разговоре вы упомянули, что важно много читать. Считаете, что образование – это, прежде всего, количество прочитанных и осмысленных книг?

– Это не только прочитанные книги, но ещё и определённая практика, иначе теория плохо коррелирует с жизнью. Сейчас читаю много научной литературы, поскольку в последнее время заинтересовался научной деятельностью. Мы с ребятами уже печатались в некоторых научных сборниках. Когда много читаешь, хочется поделиться с другими приобретёнными знаниями. Поэтому – пишешь статьи, участвуешь в научных студенческих конференциях. Это образовывает колоссально!

– «Суха теория, мой друг, а древо жизни пышно зеленеет…».

– Поэтому надеюсь, что у меня будет возможность проверить свои гипотезы на практике. Но практика без прочитанных книг не имеет права на существование: к экономике нельзя допускать некомпетентных людей.

\

БОЛЕТЬ ЗА СТРАНУ

– Михаил, может быть, проблема наша в том, что слишком много некомпетентных людей оказались, например, в структурах государственного управления?

– У меня есть определённые политические взгляды на происходящее в стране. МГИМО – очень консервативный вуз. Учёба в дипломатическом вузе заметно влияет на наше мировоззрение, на наши взгляды – в отличие, скажем, от студентов Высшей школы экономики, который считается самым либеральным вузом страны. Кстати, Егор Жуков, фигурант «московского дела», – как раз представитель этого вуза. С ним я лично ни разу не встречался, хотя косвенно знаком. Однако нельзя сказать, что у студентов МГИМО не выработано критическое мышление, поскольку то фундаментальное образование, которое даёт нам вуз, действительно «открывает глаза» на происходящее внутри страны и помогает оценить внутреннюю политику во взаимосвязи с внешней. Что касается дипломатической составляющей внешней политики нашей страны и Министерства иностранных дел, для меня Евгений Примаков, выдающийся дипломат и государственный деятель, всегда будет оставаться великим человеком. Подлинные примеры для подражания – Сергей Лавров и Виталий Чуркин. Думаю, очень важно внутренне болеть за страну и заботиться о её благополучии…

– Дипломаты всегда лояльны по отношению к собственному государству?

– Безусловно! Работа дипломата полностью направлена на защиту интересов своего государства: он должен отстаивать точку зрения и позицию своей страны. Министр иностранных дел Сергей Лавров, традиционно открывая учебный год в МГИМО, не раз говорил, что очень важно сохранять историческую память, не позволять эту память похоронить, навязать толкование истории, которое откровенно нацелено на то, чтобы унизить наш народ. Сейчас на Западе идёт громкая противоречивая дискуссия о достижениях нашего народа в период Второй мировой войны. Но факты – на нашей стороне. Да и Устав ООН гласит: всё, что сделано державами-победительницами, пересмотру не подлежит. Я люблю свою страну и считаю себя патриотом. Россия действительно занимает одно из ведущих мест на международной арене, и я чувствую некоторую ответственность за её будущее.

Когда изучаешь макроэкономику, понимаешь намного больше в том, что происходит вокруг. Поддерживаю политику России в отношении Крыма. Это был колоссальный успех Владимира Путина, Виталия Чуркина и Сергея Лаврова. Всё, что последовало позже – это реакция экономики на политические события 2014 года. Восхищаюсь многими людьми в Министерстве иностранных дел, Банке России. Другой вопрос, как это отражается на международных отношениях с другими странами. Но в любом случае есть определенный прорыв и в этом плане. Например, с Германией и Австрией у нас сейчас очень хорошие отношения.

\

ИНОЙ УРОВЕНЬ РЕАЛЬНОСТИ

– Михаил, как в МГИМО отнеслись к тому, что вы – музыкант?

– Не сразу начал заниматься музыкой в университете: всё-таки учёба, научная деятельность – на первом месте. Но музыка – прекрасная возможность не сойти с ума при столь колоссальной нагрузке. Спим мы очень мало – в среднем пять часов в сутки. В составе нашего оркестра играют ребята со всех факультетов, и все они находят возможность заниматься любимым делом. Музыканты MGIMO Symphony – лауреаты различных конкурсов, у наших музыкантов очень высокий уровень. Наверное, игра в оркестре – это ещё и ностальгия по тем временам, когда ты выходил на сцену и слышал аплодисменты зала. Если оценивать ситуацию в рамках классического экономического анализа, можно сделать такой вывод: пока предельные выгоды превышают предельные издержки!

Порой думаю: учись я сейчас на втором курсе консерватории, мог бы уже устать от бесконечной «обязаловки» в виде Баха. А как говорят мои друзья, благодаря музыке нам доступен другой уровень понимания реальности!

– Благодарю вас за интервью.

Ирина КУЗНЕЦОВА. Фото из личного архива.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

12345 (Пока оценок нет)
Загрузка...