Окончание.

ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОЗИТИВ

— Все мы заинтересованы в том, чтобы на поле взаимоотношений религиозных сообществ в нашей стране не возникало напряжения. Поэтому наше стремление — нести в народ добрую, позитивную информацию, которая преодолевала бы слухи, сплетни и подчас невольную слабость — представить не очень понятных нам, инакомыслящих, инаковерующих людей — плохими и не заслуживающими доверия. Надо, чтобы вместо мифов про всяких «злых иноверцев» каждому была доступна правдивая и позитивная информация, объясняющая реальные черты религиозных и национальных традиций тех или иных наций, народностей и религиозных культур, которые представлены в нашем государстве.

Только такая последовательная работа поможет со временем снять существующую напряжённость в межрелигиозных отношениях. Ведь не секрет: источником недобрых эмоций по отношению к иным, чужим и непонятным нам религиозным культурам, чаще всего, выступают непонимание и подозрительность. Именно поэтому продвижение адекватной, позитивной информации — это не только вклад в национальную культуру, в поддержку отечественных духовных традиций, но и в поддержание стабильности и мира внутри страны, в ту атмосферу свободы, благополучия и спокойствия, которую мы все хотели бы ощущать ежедневно. Предстоящее открытие нашего скромного музея — это, если хотите, наш посильный вклад в важное государственное дело.


РАВНОДУШИЕ — ПРИЗНАК НЕЗДОРОВЬЯ

— Отец Евгений, считаете ли вы, что современным людям свойственно индифферентное отношение к вопросам духовной жизни?

— Да, я соглашусь: перед нашим обществом сегодня стоит проблема равнодушия — почти во всём, что не касается наших личных денег и удовольствий. Я нередко поднимаю эту тему в своих проповедях, беседах и выступлениях; мы стараемся вести борьбу с этим мертвящим равнодушием.

— А в чём причина этого явления?

— Когда-то у наших предков, россиян, была достаточная ясность убеждений, был свой духовный стержень, и равнодушие считалось, скорее, признаком нездоровья. К великому сожалению, начиная с XVII века русские христианские православные традиции, этот «духовный стержень» народа, подвергся жёсткой ломке внутри самой нашей страны. Позже этот процесс принял ещё более ужасающие формы в XX веке — когда на смену реформаторам в рясах пришли реформаторы в кожанках… В эти бурные годы сколько было сломано всего такого, что прежде относили к духовным традициям, чем гордились! На фоне этих реформаторских экспериментов проходили века, сменялись поколения, и сегодня после неоднократных «ломок» традиционного сознания и самосознания многие в себе уже просто не чувствуют того духовного стержня, который прежде являлся характерным признаком всего русского народа.

Сегодня подобное недоверие нередко можно встретить и по отношению к Церкви: «А, да ладно, знаем мы вас — все вы одинаковые: говорите красивые слова, а на самом деле каждому из вас только наши денежки и нужны»… На такое циничное признание всегда трудно что-либо ответить. За такими мыслями нередко проявляется недоверие ко всему, что связано с какими-то высокими идеями. И действительно: сегодня — одна идеология, завтра — другая… Сколько идеологических конструкций сменилось в нашей стране за последние, скажем, сорок лет? А в итоге принудительная смена официальных воззрений как раз и провоцирует фатальное недоверие и равнодушие. Некоторые люди так прямо и говорят: «Во что я могу сегодня верить, если всякую нашу веру уже столько раз переломали?». Народ просто устал от этих ломок. Так что не стоит удивляться ни недоверию, ни равнодушию — эти проблемы надо лечить, как лечат хронические болезни, — долго и настойчиво. А вообще, как я слышал, недоверие разрушает психические основы человеческого организма, делает его нездоровым, но при этом помочь такому человеку очень нелегко. Такому человеку ещё ничего толком и не сказали, а он уже заранее не верит в то, о чём с ним хотели бы говорить…

Не знаю, как преодолеть нынешнее безверие в целом, но какой-то маленький вклад в то, чтобы люди услышали осмысленную, обоснованную информацию, мы стараемся делать. Общаясь с экскурсантами, предлагаем разговор не только о культурных артефактах, но и разговор о самих себе. Вот, например, приходя в храм, мы взираем на иконостас, присутствуем за богослужением, и всё это касается нашего ума и нашего сердца. Казалось бы — простое созерцание, но в церкви это созерцание всегда особенное, оно направлено внутрь себя. Так и посещение церковного музея — кому-то оно послужит толчком для личного развития, углубления своих познаний, кто-то задаст себе новые вопросы, и это будет хорошо!

\

НЕ БОЙТЕСЬ РАЗМЫШЛЯТЬ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.