№ 4 7 ноября 2013

О социальных нормах на услуги в секторе ЖКХ активно заговорили совсем недавно, с середины 2013 года. Правда, истины ради следует сказать, что идея сама по себе отнюдь не нова. Точно такой же принцип предлагался для реализации еще во второй половине 90-х годов прошлого столетия. Но тогда по какой-то причине эту идею так и не начали осуществлять. Скорее всего, тогдашнее политическое руководство не решилось на столь серьезный шаг, затрагивающий интересы буквально каждого человека. Сегодня политической воли хватило, и грандиозный проект, едва начавшись в пилотном варианте, сразу же был принят «на реализацию» во всероссийском масштабе.

А ЗАЧЕМ?

В мифах Древней Греции есть легенда о Прокрусте. Мол, жил такой разбойник, Прокруст. Гостеприимный был, всех угощал и спать укладывал. Кто был короче кровати – тех растягивал, а кто больше ростом – укорачивал путём отрубания лишнего. А может (у мифов столько вариаций!), у него и вовсе две кровати было: маленькая – для высоких, большая – для низеньких. Чтобы уж наверняка. Вот так и стало это выражение означать жёсткие рамки, в которые пытаются загнать, и хоть ты тресни. Насколько важной будет та часть, которой пожертвуют ради стереотипов, нелепых правил или других подобных вещей, прокрустов не волнует.

История с социальными нормами очень сильно напоминает миф о Прокрусте. Разработчиками проекта заявлены две основные, на первый взгляд, вполне себе благие цели. Первая из них – это экономия энергоресурсов населением и вторая – прекращение перекрестного субсидирования. Это когда один потребитель (промышленные предприятия) переплачивает за потребленные ресурсы ради того, чтобы другой потребитель (население) могло платить поменьше. Важное следствие перекрестного субсидирования состоит в том, что донор начинает существенно тормозить в своём экономическом развитии. А это безусловная угроза, и на нее надо как-то отвечать. Но к перекрестному субсидированию можно вернуться позже, а пока стоит поговорить о режиме энергосбережения для населения, который предполагается запустить.

Возникает такой вопрос, который иначе как детским и не назовешь, – а зачем? Вот только ответ на него будет совсем не детским. Нет, конечно, ресурсы экономить следует везде и всегда, в первую очередь потому, что они конечны. Но почему начать решили именно с населения – вот вопрос! Может быть, дело в том, что наши граждане потребляют слишком много электричества, и их пора ограничить в этом расточительстве? Ну, это, как говорится, смотря с чем сравнивать. По данным статистики, энергопотребление в России и так более чем скромное. В год россиянин расходует 935 кВт/ч, американец – 4587, финн – 4261, француз – 2486, англичанин – 1878 киловатт-часов в год. То есть фактически по энергопотреблению мы находимся на уровне стран третьего мира, и обвинять россиян в том, что они энергорасточительны, уж точно никак нельзя.

Между тем, если где-то у нас и расходуется излишек электроэнергии, так это именно в промышленности. Увы, но в России чрезвычайно энергоёмкие – предприятия (особенно в перерабатывающих отраслях), где на единицу продукции расходуется в два, два с половиной раза больше электроэнергии, чем в развитых странах. Вот где неисчерпаемый резерв для экономии! Но об этом почему-то ничего не слышно. Вероятно, дело в том, что экономить ресурсы можно, только предварительно вложив немалые средства в модернизацию производства и новые технологии. А это долго, сложно, да и затратно на первоначальном этапе. Запустить процесс отъема денег у населения гораздо проще, и никаких вложений для этого не понадобится.

ЭКОНОМИЯ В ОТСУТСТВИЕ ДЕФИЦИТА

Попробуем зайти с другой стороны. Возникает еще один закономерный вопрос: возможно, в России ощущается дефицит электроэнергии, и поэтому её следует повсеместно денно и нощно экономить? Нет, регионы, конечно, разные. Есть энергоизбыточные, как, например, Тверская область, а есть и дефицитные, как Дальний Восток. Но в целом наша экономика так и не вышла на уровень 1990 года, когда о дефиците электроэнергии даже речи не шло. С чего бы ему возникнуть сейчас, когда и промышленность, и сельское хозяйство сильно сократились в своих объемах?

Опять-таки к вопросу об энергообеспеченности. Известно, что Россия протянула линию в Китай, и стала продавать соседу электроэнергию, причем – на минуточку! – в два раза дешевле, чем родному Алтайскому краю. То есть, надо полагать, что электроэнергии у нас хватает, ещё и остается для того, чтобы делиться ею с соседями, потому как Китай не единственная страна, куда мы продаем энергоресурсы. Следовательно, дело не в населении и его мнимой расточительности. Тогда в чем? И здесь хочешь – не хочешь надо обращать внимание на промышленное производство и пресловутое перекрестное субсидирование.

То, что расточительны у нас в первую очередь не граждане, а предприятия, в общем-то, понятно даже неспециалисту. Но если кто думает, что промышленникам жизнь мёдом кажется, тот сильно заблуждается. В том-то всё и дело, что ещё в середине нулевых в целом – российские и в частности – ржевские промышленники, как и большинство предпринимателей, уже страдали от завышенных цен на электроэнергию. От руководителей предприятий раздавался буквально стон из-за того, что они вынуждены огромные средства расходовать на оплату электроэнергии. А ещё были несусветные счета за подключение к рубильнику для вновь открывающихся предприятий. И всё это, в конечном счете, ложилось на потребителя, разгоняя цены и увеличивая расходы граждан. Предприятия же, не успевая за бешеной гонкой цен, теряли стимулы к дальнейшему развитию, так как огромная часть их прибыли изымалась через бесконечный рост тарифов.

12345 (Пока оценок нет)
Загрузка...