Должна  сказать,  что  недооценила  степень  готовности  оппозиции  к  развязыванию  «цветной революции» в Белоруссии. Но гораздо хуже, что эту готовность недооценил сам президент Лукашенко и подвластные ему структуры. А ещё он не понял, что жители страны хотят новых лиц в политике.


Политолог Матвейчев говорил, что никогда белорусы не жили так хорошо, как при Батьке. О коррупции в их протестах речь даже не идёт, дороги в Белоруссии отличные, на их отсутствии или плохом качестве не сыграешь, олигархов-приватизаторов нет, промышленность и сельское хозяйство в сохранности, равенства куда больше, чем в России. Так чего же вы хотите? – этот вопрос и следовало бы задать, если бы была надежда получить внятный и убедительный ответ. Но вряд ли он появится, потому что, кроме фразы: «Мы хотим честных выборов!» – вряд ли что-нибудь можно услышать. Ну, ещё, в общем-то, законный протест против неоправданной жёсткости правоохранителей – второй ключевой пункт у недовольных белорусов.

К сожалению, приходится констатировать: Лукашенко во многом сам создал ситуацию, когда не только его власть, но благополучие страны и её жителей повисли на тонкой ниточке. Увы, это так, причём вне зависимости от того, что именно думают о сложившейся ситуации сами белорусы. Стоит только вспомнить, как года три назад начались постоянные «наезды» Лукашенко на Россию, а в последний год он как будто с цепи сорвался. Уже к 2019-му было зачищено всё пророссийское направление в правительстве, а любимцем Лукашенко стал ярый западник, привечаемый Европой, – министр иностранных дел Макей.

Всевозможные рогатки ставились российским некоммерческим организациям, зато свободно вещали и действовали польские и литовские НКО, развращая молодёжь и рассказывая им ей сказки про великую Речь Посполиту, куда на определённом этапе входили и белорусские земли. Вот только забывали добавить, что белорусов там не только равными себе не считали, но и за людей держали с оговорками, наделяя их польским определением «быдло». Ну, да это ладно. Но как можно было довести ситуацию в стране до такой степени, что молодёжь идёт на митинги под флагами, под которыми сжигали Хатынь?! Это как же нужно потерять голову, чтобы не смотреть на соседнюю Украину, в которой такие же процессы привели к бешеному росту коррупции, тотальному обнищанию населения, массовому закрытию предприятий и засилью многочисленных банд?

Спросите у белорусов, хотят ли они всех этих «радостей жизни», и они, конечно, возмутятся, заявив, что у них «совсем другое». Только зря они так думают – у них всё то же самое: и такие же виды на их страну, как и на Украину, которую сожрали, разжевали, высосали все соки и теперь выплюнули за ненадобностью. Поддерживают её в самой минимальной степени только те структуры, которые заточены на конфронтацию с Россией. Более ни за чем Украина не нужна. Это должен был видеть и понимать Лукашенко, как и принять руководством к действию печальную судьбу Януковича, но почему-то не сделал этого, продолжив «бохатовекторную политику» свергнутого украинского президента. Причём весь нынешний год Россия для него была почти что главным врагом, на что довольно смотрели, потирая руки и подхихикивая, его реальные враги из-за кордона на Западе.

Когда же наступил час икс, оказалось, что нет у него там не только друга, но даже мало-мальски надёжного союзника. А ведь буквально две недели назад он всей этой шатии-братии безоговорочно верил. Вообще, Лукашенко совершил такое количество ошибок, в том числе и в период избирательной кампании, а затем при подсчёте голосов и последующих протестах оппозиции, что у него теперь только два пути – или он девушку ведёт в загс, или она его – к прокурору. Загс для него – это по-настоящему союзнические отношения с Россией, а прокурор – соответственно суд в Гааге, который угробил уже не одного неугодного Западу политического лидера.

Отчего же коллективный Запад на сей раз так яростно ощетинился против Лукашенко? Ведь на прошлых выборах он проделал практически идентичную комбинацию. Правда, враг был немножко другой. И тогда все западные страны признали результат выборов, который у Лукашенко был даже выше нынешнего. Теперь он явно рассчитывал, что, объявив о разрыве союзнических отношений с Россией и перейдя на партнёрские, получит полное одобрение от коллективного Запада. А вышло не так, совсем не так. Почему? Думаю, ответ кроется в том, что изменились цели – прежде всего, у ближайших западных соседей Белоруссии – Польши и Литвы. Как заметил экономист Михаил Хазин, «с точки зрения Запада вообще и поляков, в частности, слово, данное белорусу или украинцу, ничего не стоит».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.