А истинное противопоставление, которое, видимо, сокрыто от глаз автора статьи, – в другом. Одна страна, плохая, социалистическая, проводила реконструкцию завода, чтобы увеличить его мощность в 10 раз, предоставить рабочие места, устроить быт рабочих и обеспечить народное хозяйство необходимым оборудованием. Именно её целям и успехам радовались люди, о чём живописует статья редактора «Были». И она реконструировала «краны», да так, что понадобилось почти 30 лет, чтобы это предприятие обанкротить. Да и зарплаты не платили рабочим уже в светлое демократическое время, когда КПСС давно канула в лету.

И это – страна, в которой мы живём, это реальность. Как реален и тот факт, что деньги на ремонт дорог гораздо охотнее выделяют, если эти дороги ведут к новому мемориалу. Банкротство завода и строительство мемориала происходят в одной и той же стране. И точно так же безапелляционно и бездоказательно, как и автор оригинального материала, я могу сообщить: большинство людей, с которыми я общался на эту тему, считают, что памятник нам необходим – прежде всего, для сохранения памяти, а ещё – для развития туризма. Да и вообще – для развития, в том числе – инфраструктуры.

\

ПАМЯТНИК – ДЛЯ НАРОДА

Да, памятники, наверное, нужно строить немного в другое время. Но его строят сейчас. И под этот проект выделены значительные деньги на благоустройство города. Да, сам памятник позиционируется неоднозначно. И дело не в степени его «народности», а в сути – мы не должны задаваться вопросом, какой ценой была завоёвана Победа. Какой – колоссальной, непостижимой. Но не мы устанавливали цену – это нас пришли уничтожать.

Есть такой фильм – «28 панфиловцев». Народный. Народ собрал на него 27 миллионов рублей. Много? Нет, для фильма маловато. Поэтому ещё столько же дал Минкульт, правительство Казахстана, а оставшиеся 70 миллионов выделила частная московская игростроительная контора «Gaijin Entertainment». Но это всё равно народный фильм. Потому что он снят для народа.

И памятник, как его ни позиционируй в СМИ, всё равно строится для людей. Тем более – памятник советским солдатам. А кто ещё сильнее олицетворяет наш народ? Советский народ.

Ах да, я запамятовал: Андрей Дмитриевич советское на дух не переносит. Он «строит будущее, а не боится его», как это делает весь остальной либеральный тренд. Но будущее невозможно догнать, мы никогда не будем там жить. Мы живём в настоящем, в реальности, а не в яблочных мечтах. Это, кстати, хорошо понимали образованные коммунисты. Они работали для настоящего. И в этом же самом настоящем работает Андрей Симонов. Что он делает? Критикует и поносит власть и частные компании – такова политика редакции. Но, извините, как же так получается: и советское ему чуждо (невозможно отрицать Сталина и в то же время превозносить, например, советский спорт), и нынешнее – тоже как-то не очень. Возникает вопрос: а что вам тогда надо? Чтобы нынешняя «неправильная» власть уступила место новой, правильной? Уже очень скоро на её место придёт новое поколение, воспитанное в новой парадигме нового образования, и вот тогда наступит самое интересное время. И тогда не получится пенять на СССР – полвека исполнится, как его нет…

Мне лестно, хоть это и нелепо, что моя фамилия в статье стоит в одном ряду с федеральным министром, губернатором и главой района. Вот бы ещё материальную составляющую подтянуть! Моя работа в редакции газеты на данный момент является сотрудничеством на таких основаниях, которые ближе к дружественным, нежели к рабочим. Работа в «РП» не приносит дохода – по крайней мере, такого, который можно было бы назвать существенным. Поэтому у меня есть ещё две работы. И это, как и развал завода, и строительство памятника – та же реальность, которую нам организует наша экономика, работающая по принципу погони за уезжающим поездом, за будущим, в котором всё будет прекрасно. Но пока все мы живём в настоящем.

\

«ТЫ РАССКАЗАЛ МНЕ ПРОСТО ПРАВДУ, А Я УЖАСНУЮ ХОЧУ…»

Так что перед тем, как выдать чтото сильно независимое, Андрей Дмитриевич, неплохо было бы прислушаться к «придыханию» (вдруг его нет?), учесть контекст; да и в целом – не понимать простейших вещей непростительно на редакторской должности. Почему я езжу на мемориал? Я – фотограф, представляете? И мне нравится фотографировать. Кстати, в холле администрации Ржевского района можно увидеть выставку с моими фотографиями, сделанными во время экспедиции «Ржев. Калининский фронт».

Будет ли мемориал способствовать развитию города? Это уже происходит: одних дорог отремонтируют 23 км. Вы это отрицаете? Мемориал строится за ваши деньги? Нет. Он строится на пожертвования. Как они получены – не столь важно, главное, что это не средства бюджета, то есть не ваши. Нужно ли заниматься развитием городской среды вместо строительства мемориала? Учитывая контекст – нет, но можно совмещать. У нас же теперь отсутствуют градообразующие промышленные гиганты – рыночек «порешал». Денег в бюджете нет – оказывается, именно производства, а не ларьки приносят наибольшее количество прибыли и, соответственно, налогов. Деньги нам выделяют порциями сверху, и это бюджетные деньги. А мемориал строится на небюджетные. Так в чём же проблема?

12345 (3 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...