Недавно исполнилось 100 лет со дня рождения прославленного советского лётчика, Героя Советского Союза Фотия Яковлевича Морозова. Он родился на ржевской земле, а в историю советской авиации вошёл как лётчик, в годы войны совершивший больше всех боевых вылетов. По данным книги Михаила Быкова «Советские асы. Победы сталинских соколов», всего их было 857, по другим сведениям – 887; Фотий Яковлевич сбил 15 немецких самолётов (и 5 – в группе), по другой информации – 21. Военный лётчик Юрий Вовк служил в одном полку с Фотием Морозовым. Он рассказал о нём Валентину Саввичу Пикулю. Советский писатель собирался создать новеллу о Ф.Я. Морозове, но не успел, ушёл из жизни. Так что Пикуль мог написать сразу три миниатюры о ржевитянах – купцах Волоскове и Долгополове, а также о Фотии Морозове.


РОДОМ ИЗ ДЕТСТВА

… Погост Сухая Орча стоял на волжском левобережье, неподалёку от великой русской реки. До уездного Ржева – вёрст пятьдесят. Погост находился на самом возвышенном месте, его окружали, не подступая близко, многочисленные деревни, а сам он являлся центром округи. В 1860 году здесь была освящена четырёхпрестольная каменная церковь в честь иконы Владимирской Божией Матери (боковые приделы – во имя Николая Чудотворца, Параскевы Пятницы и Тихона Задонского). До наших дней храм не сохранился: атеисты и война сделали своё дело. Нет теперь и самого погоста.

27 декабря 1919 года в этом необычном, мистическом месте, близ которого археологи нашли самое древнее поселение людей каменного века на всей Верхней Волге, родился Фотий Морозов – будущий Герой Советского Союза, совершивший наибольшее число боевых вылетов в годы Великой Отечественной войны. Впечатления раннего детства – величественный храм, крестьянский быт, холмистые лесные дали, ручейки и озерцо рядом с селом – оставались с ним всю жизнь. Недаром имя, которое дали мальчику родители, – Фотий – с древнегреческого переводится как «светлый».

Когда парню не было ещё и шести лет, семья перебралась в Москву. Здесь отец стал работать на заводе «Красный пролетарий», а Фотий, окончив восьмилетку и школу фабрично-заводского ученичества, поступил слесарем на тот же завод, что и отец. Юноша увлекался географией, любил чертить, занимался в фотокружке. Быть может, первоначально эти увлечения он выбирал интуитивно, неосознанно, но впоследствии они в полной мере ему пригодилось, будучи помноженными на природные данные – наблюдательность, острое зрение, потрясающую зрительную память, чувство расстояния и пространства, умение моментально находить правильное решение в сложной ситуации. Это стало ясно уже в аэроклубе, когда он впервые поднялся в небо.

\

НЕБО ВОЙНЫ

Когда Морозова в 1938-м призвали в армию, он оказался в Борисоглебской военной авиационной школе пилотов. После её окончания стал служить в разведывательном авиаполку. Отдадим должное командирам: распознав уникальный талант молодого лётчика, они быстро нашли ему применение.

Первый день войны младший лейтенант Морозов встретил на полевом аэродроме в Западной Украине. Вместе с другими лётчиками 273-го истребительного авиаполка он поднялся в воздух на И-16 и атаковал вражеские бомбардировщики. В этом первом бою с «Юнкерсом» наш земляк получил лёгкое пулевое ранение в голову, но в медсанбат не обращался. В 1941-м он был ранен ещё четыре раза и однажды – сбит. Кстати, отец Фотия, Яков Николаевич, коммунист ленинского призыва, кадровый рабочий, пошёл добровольцем в Московское ополчение и погиб при защите столицы.

Историки авиации довольно скрупулёзно восстановили хронику наиболее значительных операций и боёв, в которых участвовал лётчик-истребитель Фотий Морозов. Так, 16 февраля 1942 года он выполнял особое задание командующего ВВС Юго-Западного фронта генерал-лейтенанта Фалалеева. При крайне ограниченной видимости Морозов произвёл на бреющем полёте визуальную разведку Харьковского, Чугуевского и Роганьского аэродромов противника, выяснив, что там базируются до 150 двухмоторных самолётов. Вернувшись, он по памяти начертил их подробные планы с полной расстановкой самолётов и зенитной артиллерии. Это было похоже на какое-то волшебство! Но такова была память легендарного воздушного разведчика. Немедленно последовал массированный удар наших штурмовиков по точно указанным целям, и в тот же день разведданные подтвердили, что на трёх аэродромах были взорваны и сожжены несколько десятков «Юкерсов» и «Хейнкелей». После этого эпизода высшее командование ценило Морозова на вес золота, что, впрочем, не освобождало его от самых опасных заданий.

Или ещё один случай. 3 мая 1942 года лейтенант Морозов командовал группой самолётов в составе шести «яков» и шести «илов», посланной на штурмовку пересекавших Азовское море караванов вражеских судов с военными грузами и живой силой. После нескольких боевых заходов с бомбёжкой, стрельбой реактивными снарядами и пулемётным огнём все катера, шхуны и баржа были потоплены, а груз горючего и рота фашистов – уничтожены. Это был тот редкий случай, когда никто не пришёл к противнику на помощь – ни истребители, ни сторожевые суда береговой охраны.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

12345 (Пока оценок нет)
Загрузка...